Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 16 (7224) 27 апреля - 10 мая 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25№26№27-28
№29-30№31№32
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Палитра

МАРАТ САМСОНОВ: "Я шагал по Красной площади вместо своего отца"

Евграф КОНЧИН


М.Самсонов. "Парад Победы на Красной площади". 24 июня 1945 года". 1984 г.

75-летний юбилей народного художника России, действительного члена Российской академии художеств Марата Ивановича САМСОНОВА почти совпал с всенародным праздником 55-летия Великой Победы. В то время он был курсантом Калининского военного училища. Ожидал отправки на фронт, а попал - на Парад Победы, который состоялся на Красной площади 24 июня 1945 года.

    

- Вероятно, вы были единственным художником, точнее будущим художником, - участником парада?

- Пожалуй, да.

    

- Выходит, что ваша известная картина "Парад Победы", исполненная в середине восьмидесятых годов, в какой-то степени автобиографическая? Вы понимали тогда, что стали участником исторического события?

- Конечно. Я шагал по древним камням Красной площади и думал о наших отцах, о том, что мы идем вместо них, что им не довелось увидеть радостную и торжественную Москву, участвовать в Параде Победы. Я шагал вместо своего отца, кадрового офицера, командира полка, погибшего в 44-м.

    

- Как вы стали художником?

- Рисовать начал еще в детстве. Затем - в школе, в военном училище. На последнем курсе училища узнал о конкурсном приеме в Студию военных художников имени Грекова. Принес туда свои рисунки. Начальнику студии Николаю Николаевичу Жукову они понравились. Потом я предстал перед весьма серьезной комиссией, куда входили известные художники, академики. Они отметили, что работы мои неплохие, но удивились, что я не имею никакого художественного образования. Словом, в 1946 году меня приняли в студию, с которой я неразрывно связан до сих пор.

    

- Вы так нигде и не учились?

- Профессиональному умению я обязан практической работе в студии, которая стала для меня и академией, и школой жизни, и родным домом. А вот теперь мой сын Александр, выпускник Суриковского института, работает в студии вместе со мной. Вместе мы написали большое полотно "Сталинградская битва. Соединение фронтов" для Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе.

    

- А военная специфика студии не стесняет свободы творчества, не ограничивает его тематику?

- Я работаю во всех жанрах и в самой широкой тематике. Много занимаюсь портретом, пейзажем, историческими сюжетами. А в семидесятых годах побывал на БАМе. Вернулся окрыленный и обогащенный впечатлениями. Картины писались легко, радостно. Так было всегда, когда мои творческие устремления соприкасались с подлинными ценностями бытия, с красотой, с любовью, с подвигом трудовым или ратным. Конечно, теперь, на рубеже столетий, в искусстве господствуют и утверждаются новые взгляды, находят отражение новые аспекты жизни, новые образцы. Но это вовсе не означает, что нужно забыть нашу историю, историю России. Напротив, мы становимся богаче, когда понимаем и знаем все о жизни наших предков и их борьбе, часто сложной, противоречивой. Но чтобы воссоздать эти события, необходимо много прочувствовать, испытать, вжиться в образ, что ли, постоянно искать то, что, как говорится, "не лежит на поверхности".

    

- Мне кажется, что за последние десять лет интерес широкой общественности да и самих художников к военной тематике в изобразительном искусстве, как, впрочем, и к самой армии, к сожалению, угас. Хочу привести такой пример. Года два назад на зональной выставке, кажется, работ московских и петербургских художников, состоявшейся в Центральном доме художника, из нескольких сот работ я нашел лишь одну на военную тему - портрет военного летчика. Чем это можно объяснить?

- Многими причинами. В недалеком прошлом, например, заниматься военной тематикой было, может быть, формальной и официальной необходимостью. Хотя художники, особенно участники войны, создавали великолепные произведения. Но молодежь, которая, к счастью, не знает войны, уже интересуется другими, более современными темами. И это естественно. Сыграла свою отрицательную роль и наша "антивоенная" пропаганда. Те живописцы, у которых нервы послабее, отошли от этой тематики, у которых покрепче - еще держатся. Но мы, художники студии, стоим прочно и будем продолжать свою работу...

    

- Однако художники жалуются на то, что такие картины сейчас не модны, их не покупают. На них художнику не прожить...

- У нас такой проблемы нет. Наши работы приобретают министерство, музеи, их передают в воинские части, гарнизоны.

    

- Почему же тогда студийцы стараются показывать на общемосковских выставках свои "мирные", невоенные картины?

- Иногда устроители выставок ставят такие условия...

    

- Приходит ли в студию молодежь, положим, из Суриковского института?

- Конечно. Когда объявляется конкурс на замещение вакантных мест, претендентов бывает очень много...

    

- У меня сложилось впечатление - сужу по выставкам, - что военная тематика заканчивается послевоенными буднями нашей армии. А где Афганистан, Косово, Чечня, другие "горячие точки"? Бывают ли там художники?

- Бывают. Я, например, месяц провел в Афганистане. Притом не в тыловых частях или при штабе, а на самой что ни на есть передовой. И в бои попадал, и под обстрел. По афганским впечатлениям исполнил несколько картин и большую серию - около ста листов - графических работ. Они побывали на нескольких выставках...

    

- А Чечня?

- И в Чечне бывали наши художники. Но трудности, как мне кажется, заключаются в следующем. Когда пишешь о Великой Отечественной войне, то здесь все ясно, где наши и где враги. Сейчас же о Чечне писать чрезвычайно сложно, поэтому и получаются работы однообразные, статичные, похожие на раскрашенные фотографии - обычно стоят люди в камуфляжной форме, и ничего более. Нет ни глубокого сюжетного развития, драматической и образной завязки - нет самой картины в ее классическом понимании. Мало и фронтовых зарисовок. Особенно по сравнению с бесценными, такими острыми, взволнованными и впечатляющими рисунками времен Великой Отечественной войны...

    

- Все же увидим ли мы когда-нибудь художественную выставку, посвященную Чечне?

- Не знаю. Таких указаний не было. Но она, по-моему, была бы очень своевременной и злободневной и, уверен, пользовалась бы большим вниманием.

Также в рубрике:

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;