Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 19 (7227) 25 - 31 мая 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Театр

Черный квадрат, ведущий к свету

Новосибирский академический театр "Красный факел" отметил свое 80-летие спектаклем "Три сестры"

Александра ЛАВРОВА
Новосибирск


15 апреля 1920 года в далекой от Новосибирска Одессе театр-студия Владимира Татищева "Красный факел" сыграл свой первый спектакль. После феерического успеха, после многолетней бродячей жизни "Красный факел" нашел свой дом в Новосибирске. Два золотых периода он пережил - поиски в области таировской эстетики, адептом которой был Татищев; поиски мхатовского психологизма, который исповедовала Вера Редлих, возглавлявшая "Факел" в 50-е годы.

По разным причинам, главная из которых, думаю, сложное финансовое положение театра, "Красный факел" отложил юбилейные торжества на начало следующего сезона. Но в день рождения, 15 апреля 2000 года, настроение все равно было особенное - и у артистов, и у всех работников театра, и у зрителей, пришедших на спектакль "Три сестры", поставленный главным режиссером "Факела" Олегом Рыбкиным.

Один из старейших актеров Альберт Дорожко сказал перед спектаклем несколько возвышенных слов, прочел поздравления губернатора Виктора Толоконского, телеграммы Владимира Путина и Геннадия Селезнева, пригласил на сцену соратников Веры Редлих, занятых в спектакле. Кира Орлова, отдавшая "Факелу" больше пятидесяти лет, играет в "Трех сестрах" няньку Анфису. Игорь Попков - Ферапонта. Зрители приветствовали их горячими, искренними аплодисментами. Вот и все. Главным словом театра в этот исторический вечер был спектакль.

Первое представление "Трех сестер" Рыбкина состоялось 29 января 2000 года - в день рождения Чехова. Спектакль стал самой значительной и событийной премьерой сезона. Таких категоричных, абсолютно взаимоисключающих суждений давно не вызывали новосибирские постановки. Большая же часть зрителей, не скрывая слез, аплодировала после спектакля стоя.

Время в его вечном течении становится одним из героев спектакля.

Постепенно мы начинаем проникаться ощущением, что время жизни в неторопливом "тогда", проходило так же стремительно и безоглядно, как сейчас, проходило, оставляя ощущение обмана и насмешки. И главная задача человека - научиться жить не при каком-то определенном социально-политическом строе, а во времени. Но вопросы жизни и смерти, осмысленности изначально трагического бытия остаются живыми.

Режиссер и сценограф (Илья Кутянский) подчеркивают тему "бесплодных усилий", "клетки", на которую обречены герои, - голая коробка условного дома, "дачной" фанерной постройки с зияющими проемами "дверей" и "окон", с такими же "черными квадратами" и в крыше. Несостоявшийся семейный портрет, гипотетическое преодоление одиночества, несбывшееся единство близких и любящих людей... Во втором акте в сцене пожара и вовсе опускается четвертая стена (а "квадраты" вспыхивают красным), действие выдвигается на авансцену. В центре на стуле под вертикальным зеркалом оказывается то один, то другой герой, в центре "сражаются" антагонисты, сюда на миг выходят все сестры, чтоб объединиться, понять и простить друг друга...

Но вот этап тяжелых компромиссов, объяснений, решений позади. И тут пространство сцены размыкается: остаются лишь боковые стены, на заднем плане - настоящие, реальные деревья, сухие, но залитые дивным, фантастическим, зовущим светом. Весело играет музыка до трагического, безотрадного финала - музыканты в парадной военной форме выдувают марш.

Режиссер выносит оптимистическую звенящую ноту и в финал, за пределы трагического текста спектакля. Закрывшийся занавес после паузы открывается вновь - залитые светом, стоят прекрасные жители спектакля перед фотографом, который делает еще один снимок. Спектакль, как всегда у Рыбкина, ансамблевый, в нем режиссеру удалось объединить абсолютно разных по возрасту, стилю и образу мышления актеров.

Триединство сестер создает причудливый мерцающий центр спектакля. Им стыдно произносить возвышенные слова. Страх фальши корежит, обрекает на неловкость. Поэтому все они - красавицы в танце-эпиграфе к спектаклю - в первых сценах бесстрашно некрасивы, с трудом справляются со своими телами, голосами, лицами. Они произносят фразы чрезмерно громко и с большими паузами, акцентируя каждое слово.

Ирина Виктории Левченко, натянутая белая струна, напряженно прыгает в классики, путаясь в шлейфе длинного платья. Подростковая неуклюжая жажда жизни, движения то резки, то плавны. Виктория Левченко играет сложный комплекс переживаний со множеством переходов и полутонов: жажда счастья и ожидание любви, страстное стремление вырваться из плена, смятение, усталость, смирение перед неизбежностью, принятие данного. И, наконец, - жалость к Тузенбаху: Ирина как будто понимает в тайной от себя глубине души, что толкает его к гибели, в следующий миг сожалеет об этом и кидается вслед за бароном, но судьба преграждает ей путь: между девушкой и уходящим на смерть мужчиной Андрей выкатывает колясочку с ребенком.

Маша Лидии Байрашевской, актрисы пластичной, стильной, красивой, превращается с помощью костюма (длинное широкое прямоугольное платье, еще прибавляющие росту шляпа и каблуки) в бесформенную "версту коломенскую". Она может быть по-настоящему злобна, взвинченна, истерична. Но есть моменты, когда она ощущает внутреннюю гармонию - и тут же гармоничными становятся движения, в них является внутренняя красота. Яркий свет пронизывает оказавшееся прозрачным платье - под ним видны линии тонкой фигуры. Вдруг одухотворенным огнем сияет ее лицо, обращенное к сестрам, к Вершинину. Маша действительно сумела жить, любить, быть счастливой здесь и сейчас - глядя на нее, веришь в это. Тем тяжелее осознание мимолетности этого счастья, тем страшнее понимание, что оно кончено раз и навсегда.

Татьяна Классина (Ольга) играет синдром старой девы. В ее чуть выпученных глазах (эта постоянная головная боль!), в ее постоянных жалобах на усталость - осознание несостоятельности и постоянное, напряженное чувство преодоления. Она единственная дает отпор Наташе и пусть сиюминутно, но одерживает победу над ее хамством. Хоть она и мечется в общей для героев клетке, но она становится им опорой.

Владимир Лемешонок играет в Кулыгине настоящую, благородную, самоотверженную любовь. Он смешон и нелеп. Самоуверенность в нем сочетается с ограниченностью, прекраснодушие - с искренностью. Кулыгин - убедительный антагонист Чебутыкина Владлена Бирюкова, их "пара", по сути, становится вторым центром спектакля.

Необычен Вершинин Игоря Белозерова. Это неинтеллигентный, жесткий к себе шут-резонер. За его насмешливыми философствованиями - боль, трезвая самооценка, пронзительная любовь к своим девочкам. Любовь к Маше - выход за рамки прозы, к которой он сам себя приговорил.

Тузенбах и Соленый - две ипостаси одного "я", обреченные истребить друг друга. Барон Александра Дроздова - недовоплощенный князь Мышкин. Соленый Юрия Дроздова все время держится в тени, в глубине сцены. Лишь когда он объясняется с Ириной, нелепость, нарочитость оборачиваются одноплановой, но мощной брутальной силой.

Еще одна трагическая пара - молодой, бодрый, добродушный Андрей Прозоров Сергея Пиоро, искренне чувствующий себя просветителем юной Наташи, защищающий ее перед сестрами, в финале опустошенный, разбитый, почти старик. Наташа Ирины Кривонос, которая пластически и интонационно играет женщину-змею, полную плебейской силы, социально перспективную особь.

Все их споры и конфликты примирило время - все они не нашли счастья. Не воплотившиеся, не встретившиеся друг с другом, несчастные герои, говорящие мимо друг друга, как будто посылают сигналы из времени в некое общее, объединяющее их пространство, в космос...

Также в рубрике:

ТЕАТР

ХРОНИКА

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;