Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 32 (7240) 23 - 30 августа 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Под занавес

ЭЛИНА БЫСТРИЦКАЯ: "Удары судьбы надо преодолевать с достоинством"

Беседу вела Лидия НОВИКОВА
Фото Н. САМОЙЛОВА


Э.Быстрицкая

Мы знакомы почти три десятилетия, как герои спектакля "Перекресток", который Элина БЫСТРИЦКАЯ играет вместе с Владимиром Андреевым в Театре Ермоловой. Это продолжение знаменитой "Варшавской мелодии" Леонида Зорина. И мне захотелось поговорить с Элиной Авраамовной о ее личных перекрестках. Мы договорились о встрече. Дверь открыла сама Элина Авраамовна с собачкой на руках.

- Смотрите, какая она очаровашка! - сказала актриса. - Это пекинес. Китайская дворцовая собачка. Их выращивали когда-то для императора, а вывоз из страны карался смертью. Несколько собачек оказалось в Англии. От них и пошли абсолютно черные, палевые и белые пекинесы. Моя - палевая.

Когда-то у меня была собака, но поскольку я часто уезжаю из дома, пришлось с ней расстаться. Спустя годы я стала задумываться, а не завести ли мне снова собаку, но не большую, а такую, которую в случае отъезда можно было брать с собой. И вот однажды оказалась в подмосковной Жуковке. Зашла с друзьями на местный рынок. Все пошли по рядам. А я - посмотреть собачек. На одну посмотрела, на другую - они показались мне скучными, неинтересными. И вдруг несут махонькую, с курносым носом и удивленными глазками. Беру ее на руки, она у меня на ладошке помещается. Спрашиваю: как же ее зовут? И мне называют имя моей покойной мамы. А вскоре день ее смерти. Знаете актерские мозги: у меня возникло ощущение, что эта собачка - от мамы. Спрашиваю, сколько она стоит? И женщина отвечает: восемьсот долларов. Я обомлела. Стою и думаю, где же я деньги такие возьму? В это время какой-то человек платит названную сумму, берет щенка, кладет его мне на руки и говорит, что он мой почитатель и просит принять собачку в подарок. И не было дня, чтобы я не поблагодарила этого человека. Больше я его не встречала. Когда стала оформлять документы, выяснилось, что вязка у родителей щенка была в мой день рождения.

    

- Элина Авраамовна, мне хотелось поговорить о ваших жизненных перекрестках, о том, что русский мужчина, как и во времена Тургенева, все также мало отважен на поступок в вопросах любви. Об этом, как мне кажется, и ваш спектакль "Перекресток".

- Я-то думаю, что основная его мысль другая: не надо рваться к чему-то недоступному. Надо видеть реальную жизнь и жить ею. А что касается разговора о моих "перекрестках"... На эту тему обычно не рассуждаю. Однажды позволила это сделать в телевизионной передаче и осталась собой не довольна. Не считаю, что жизнь одного человека может служить примером или предостережением для другого. Это мой личный опыт, он никому не принесет ни радости, ни помощи.

    

- Такое впечатление, что вам стоит только заявить о своем желании, и все получается так, как вы того хотите...

- Вовсе нет. Прежде чем позвонить или высказать кому-то свою просьбу, я продумываю, а имею ли на это право, не помешаю ли кому. Я позвонила, например, Михаилу Ивановичу Цареву, директору Малого театра, в конце 1957 года, только после того, как сыграла в "Тихом Доне". А стала мечтать об этом театре шестью годами раньше, когда училась еще на украинском отделении Киевского института театрального искусства. Царев дал мне роль Леди Уиндермиер в пьесе Оскара Уайльда, и меня взяли на договор на полтора года. Представляете, как мне пришлось "перепрыгнуть через себя" и сколько работать, чтобы убрать украинский говор. Ведь Малый театр - это академический, безукоризненный русский язык. И только после того, как я доказала, что могу быть актрисой этого великого театра, меня туда приняли.

    

- А чтобы сыграть Аксинью, знаю, позвонили Сергею Герасимову.

- Когда узнала, что Сергей Аполлинарьевич будет снимать "Тихий Дон", позвонила ему сразу с аэродрома, когда возвратилась из Парижа, куда летала с киноделегацией. Я бывала в донских станицах и знала разницу между казачками и крестьянками. Хорошо осознавала, что выше шолоховского романа в нашей литературе нет ничего. Мое великое счастье, что я выиграла эту роль. Тогда нестыдно было попроситься: речь шла о конкурсе, было много претенденток. Меня выбрал сам Шолохов. Он сказал: "Вот она!"

    

- Очень люблю вашу первую киногероиню из "Неоконченной повести". В ней столько добра, мудрости, самоотверженности. Как к вам пришла эта роль?

- Была на гастролях в Ленинграде с Вильнюсским театром. Меня пригласили на пробы сразу две группы "Ленфильма". Надо было выбирать между "Двенадцатой ночью" и "Неоконченной повестью". Выбрала последнюю.

Я хорошо знала, что такое участковый врач: провела детство среди медиков. Мой отец - военный врач. Сама работала во время войны в госпитале. И эту самоотверженность наблюдала там постоянно. Я видела, как пять суток не отходил от операционного стола майор Бурбелло. За это время он не раз терял сознание, его отпаивали, переодевали, и он снова оперировал. Вот это работа! А молоденькие солдаты, совсем еще мальчики! Вы не представляете, какую нежность проявляли к ним врачи, сестры, нянечки. Вот вам - бескорыстность милосердия! Моя работа в "Неоконченной повести" - поклон всем этим необыкновенным людям...

    

- А "Добровольцы"?

- Мне очень хотелось сыграть Лельку. Я была хорошо знакома с режиссером Юрием Егоровым, знала, что уже пробовались другие актрисы. Но без конца заводила с ним разговор о Лельке. Он только отшучивался. Ассистентом у него работала чудная женщина Клеопатра Сергеевна, которую все ласково звали Патя. И я приставала к ней: давайте сделаем фотопробу. Она тоже стала говорить Егорову обо мне. Однажды в сердцах он сказал ей: да Лелька - стриженая, а у Быстрицкой - длинные волосы. Тогда я придумала: мы пришили к косынке челочку, приделали к ней уголки. Сделали снимок. Он спросил: неужели подстриглась? Патя ответила, что да. Придется делать пробу, сокрушенно сказал Егоров. И на пробе я выиграла. Мои длинные волосы оказались как нельзя кстати, когда снимали героев двадцать пять лет спустя.

Сама жизнь ставит в такие обстоятельства, что надо что-то делать. Пришли как-то ко мне ученики. У меня было три выпуска - два в ГИТИСе и один в Щепкинском. Шел девяносто четвертый год. Смотрю, девочки пригорюнились. "Что такое?" - спрашиваю. Да, говорят, стипендия такая маленькая, что трудно жить, а подрабатывать невозможно. И я пошла к юристу. Что делать? Организуйте, говорит, благотворительный фонд. И сделали. Поначалу мне очень помогли Ельцин и Лужков. У меня нет привычки ходить с протянутой рукой. Скажем, на приеме меня спрашивают, как я живу, если чувствую понимание, то рассказываю о наболевшем. Я же не для себя прошу. Так и был создан мой фонд. У меня есть стипендиаты и в Центральной музыкальной школе. Это уникальные дети. Из них вырастают те, кто составляет славу нашего искусства.

    

- О чем мечтаете?

- О работе. Сейчас у меня есть новая роль в спектакле "Горе от ума", который ставит в Малом театре Сергей Женовач. Репетирую Хлестову, есть ощущение, что я иду своим путем в этой роли. В Малом театре у меня не было премьер - страшно сказать - с восемьдесят второго года, со спектаклей "Без вины виноватые" и "Фома Гордеев". Были вводы в готовые спектакли. Сейчас играю только в "Дядюшкином сне".

    

- А в кино?

- Снимаюсь у Булата Мансурова в роли княгини Ольги. Это история наших предков, истоки славянской культуры. Фильм в работе уже больше трех лет. Проблема - деньги.

    

- Кто из встреченных вами людей оставил след в душе?

- Наталья Александровна Гебдовская. Недавно она отметила 90-летие. Это она, профессиональная актриса, первая сказала мне - в сорок восьмом году, - что надо идти в театральный.

Незабываемые встречи с Эрастом Гариным, Софьей Гиацинтовой, Николаем Крючковым, Николаем Черкасовым... Сергей Герасимов - целый университет. Он был влюблен в свое дело.

В Московском доме кино я познакомилась с Фаиной Георгиевной Раневской. Показывая на меня, она сказала Иосифу Туманову: "Вот вам и актриса для "Белого лотоса". "Деточка, вы где работаете?" - спросила она меня. Я ответила, что в Вильнюсе. По просьбе Фаины Георгиевны меня приняли в Театр имени Пушкина. Так я оказалась в Москве. Но в театре не работала, поскольку начались съемки "Тихого Дона",

    

- Как известно, все начинается с детства. Было ли в нем нечто, что определило ваш характер?

- Конечно. Я росла со своим двоюродным братом. И поэтому дружила всегда с мальчишками. Отсюда у меня возник интерес к шахматам, бильярду, стрельбе из мелкокалиберки.

    

- Когда вы поняли, что у вас необыкновенная внешность?

- Мне было тринадцать лет, когда я услышала, как один раненый говорит другому: "Какая хорошенькая девушка!" Оглянулась - никого рядом нет. Поняла, что это в мой адрес. Когда пришла домой, долго смотрелась в зеркало и не могла понять, что же они во мне нашли.

    

- Мысленно часто возвращаетесь в молодость?

- Мне никуда не хочется возвращаться, ни в один период жизни. Да, были счастливые периоды. Но был и колоссальный труд, работа в театре, концертная деятельность, разные переживания. Зачем ходить в прошлое, когда есть настоящее. Я и сегодня - тьфу, тьфу - активна. У меня, конечно, есть определенные сложности, но они никак не угнетают. Я все время в каком-то деле.

У меня любимая профессия, верные друзья, книги, обязанности. Представьте, я еще и пою. Выступаю в концертах. И стараюсь помогать людям.

Также в рубрике:

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;