Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 38 (7246) 5 - 11 октября 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Палитра

"Кошкопад" Дмитрия Санджиева

Представляет Российская академия художеств

Мария ЧЕГОДАЕВА


Д. Санджиев. "Сон после юрского периода". 1995 г.

"Сон в летнюю ночь" - карандашный рисунок Дмитрия Санджиева из серии "Сны". Античные развалины, обломки плит и колонн. Черные птицы носятся в слоях нависшей над землей серой тучи, в полосе света под ней - не то утренней зари, не то последнего вечернего отблеска, тлеющего на западе всю короткую летнюю ночь. А на колонне, вокруг нее, под ней - кошки, кошки, десятки кошек. Бродят, поблескивая фосфорическими глазами, сидят, свесив хвосты... Все натурально, объемно - каждая трещина прорисована с иллюзорной тщательностью, и самый контраст мертвых древних камней и вечно живой природы, холодного мрамора и теплых пушистых зверьков, копошащихся возле руин, кажется подсмотренным в натуре, чуть ли не "сфотографированным" где-нибудь на Колизее в Риме - излюбленном месте обитания бездомных кошек.

"Вдова чабана". 1981 г.

А в то же время рисунок исполнен таинственной загадочности, детского замирающего предчувствия чего-то чудесного, что вот-вот должно случится... И случается! Лист из этой же серии - "Кошкопад": метеориты-коты несутся, вытянув хвосты и лапы, по диагонали сверху вниз из той серой тучи, из проблесков небесного света к земле, разбегаются по пустырю, рассаживаются как ни в чем не бывало. Вот откуда они берутся, эти таинственные кошки с глазами, светящимися, как звезды, - с неба! Бредет под зонтиком, склоняясь от ветра, человек в шляпе и плаще и ничего не видит, не замечает "кошкопада" - и мы бы не заметили, не открой нам художник великую кошачью тайну! Материальный мир словно бы чуть-чуть сдвинулся, повернулся своей скрытой гранью, недоступной одномерному зрению взрослых, но открытой детским глазам. По-детски наивные, по-восточному мудрые глаза Санджиева видят, воспринимают не фантастику - правду того, что мы называем мистикой во взрослом искусстве, сказочностью - в искусстве для детей.

"Кошкопад". 1998 г.

Сюрреализм? Да нет. Сделанные карандашом, тщательно, "академически" проработанные серебристо-серо-черные рисунки из серий "Сны", "Августовские фантазии", иллюстрации к "Мастеру и Маргарите" М.Булгакова для сюрреализма слишком эмоциональны. Мне они представляются чем-то сродни детским "страшилкам" - тем фантазиям, которыми пугают друг друга дети в возрасте от 6 до 12 лет. Страшат детей не действительные опасности - им и страшно, и невероятно заманчиво балансировать на грани, за которой скрывается перевернутый "зазеркальный" мир, похожий на настоящий, - и другой, неуловимо таинственный. Так и похожа, и не похожа на обыкновенную воспитательницу загадочная Мэри Поппинс, явившаяся на землю то ли с ветром, то ли со звездопадом, совсем как небесные коты Санджиева.

А живопись Санджиева, мерцающая изысканными переливами сине-голубого в "Старых досках из Бубастиса", дразнящая резкими сочетаниями красного с желтым, зеленым, лиловым в "Мифах древних цивилизаций" - иная. В графике Санджиев - европеец; в живописи - сын Востока, мастер, родственный тем монахам-ламам, что покрывали удивительным орнаментом буддийские храмы; миниатюристам, сопровождавшим рукописи иллюстрациями дивной тонкости и красоты; ткачам, умевшим создавать ковры такого совершенства, что только ковер цветущей весенней степи мог быть им соперником. И древнеегипетские мотивы, и мифы Древней Греции предстают у Санджиева в преломлении не Африки, не Европы - Азии, родного художнику калмыцкого народного искусства; может быть - искусства Индии с его причудливой орнаментальностью, сложнейшей символикой красок, цветов, растительных, звериных мотивов. Не оттуда ли двойственность работ Санджиева - свойственный индуистскому мировосприятию отказ от реальности земного мира, от плоти как темницы духа, вместилища греха и соблазна - и упоение этим миром, этой "греховной" плотью, ее дразнящей, сочной земной чувственностью? Погружение в некие запредельные миры и пристальное до натурализма внимание к каждой земной реалии, каждой черепахе и каждой птице, скале у берега моря, сплетению веток в лесу пронизывают и графику Санджиева, и его живопись, режуще-яркие, сделанные смешанной техникой картины-ковры, картины-гобелены. Каждая из них может стать нарядным декоративным панно на стене какого-нибудь парадного праздничного зала, и каждая, при всей своей плоской орнаментальности, прорывает стену, предстает зеркалом, отражающим и преломляющим нечто реальное, но не воспринимаемое обычным "прозаическим" глазом. Санджиев и называет свои серии "Зазеркалье", "Ночные сны"...

Композиция из серии "Мифы древних цивилизаций" - миф о царице Пасифае, влюбившейся в быка, подосланного на Крит богом морей Посейдоном, и родившей от него Минотавра, чудовище с бычьей головой. Миф интерпретируется как метаморфоза: не то превращение мужчины и женщины в быка и корову, не то сосуществование в одном пространстве тела двух "ипостасей" - звериной и человеческой. Черная корова и красный бык, поднявшиеся на задние ноги и вытянувшие морды к небу, воспринимаются как некие "вместилища" для вписанных в них царственных фигур Пасифаи и Зевса, влекомых друг к другу откровенной плотской страстью. Фаллические символы, символы материнства - а рядом таинственные знаки, подобие рыб и медуз (видимо, намек на морское происхождение быка) заполняют всю композицию, плетут узоры - розовые, золотистые, сизо-черные, глухо-зеленые; "снимают" всякий оттенок натуралистической эротики...

Живопись Санджиева на первый взгляд требует "расшифровки", перевода на язык философских понятий всех этих символов, аллегорий, намеков - и решительно в этом не нуждается. Она "самодостаточна" в своей живописной изысканности, нарядной причудливости, по-сказочному чудесной, по-сказочному наивной. В последнее время мы увлеклись восточными культами, "вибрацией невидимых миров", "сменой планетарных энергий"... Идеи иллюзорности, ирреальности наших представлений о мире восходят к глубокой древности, пронизывают восточное сознание. Но надо ли "нахлобучивать" индуистско-буддийскую космогонию на творчество Дмитрия Санджиева, как это пытаются сделать ярые его почитатели, усматривающие в живописи и графике мастера некие мистические откровения? "Сам художник является точкой соприкосновения времени и пространства", "образы, как озарение, приходят к художнику из невидимого мира, и он транслирует их зрителю. Он - посредник между видимыми и невидимыми мирами", - можно прочесть в одном из буклетов к выставке художника, проходящей в стенах Российской академии художеств.

Не знаю. Я не ощущаю Санджиева-художника как гуру. Сказочник - да! Фантазер, романтик, воспринимающий мир как чудо, как творящуюся красоту форм, красок, живописной фактуры, мерцающей подобно драгоценным камешкам - в живописи; напряженных контрастов черных тонов, сложного плетения линий и штрихов - в графике. Иногда глубокий, иногда наивный интерпретатор наследия мировой культуры, пропущенной "через себя", через волшебных кошек, присутствующих и в графике, и в живописи Санджиева с трогательным постоянством. Левая, "кошачья" створка триптиха "Гармония и противостояние" - многорукая женская фигурка с третьим глазом на шляпке и великолепными бархатными черными котами - одним на руках и другим на шее - предстает прежде всего на редкость красивым сочетанием розовых, черных и золотистых тонов, воплощением сказочности, поэтической "несообразности", издавна присущей всем снам и фантазиям, картинам и поэмам, навеянным Учеными Котами: "Там чудеса..."

Также в рубрике:

ПАЛИТРА

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;