Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 39 (7247) 12 - 18 октября 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Краски мира

Невероятно уменьшающийся фестиваль

Венеция-2000

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ
Венеция - Москва


В середине девяностых мне здорово повезло - три года подряд я посещал кинофестиваль в Венеции. Сей кинопраздник представлялся волшебной сказкой. Да, впрочем, почему представлялся? Он был ею. Лишенный каннских чопорности и жлобства, фестиваль на острове Лидо мог изящно балансировать между радостным весельем большого праздника и серьезной работой по выявлению новых стилей и кинематографических пристрастий.

Венецию любили акулы заокеанского кинобизнеса. После того как в Канне был взят на вооружение лозунг "Франция превыше всего", американцы практически прекратили ездить на майскую набережную Круазетт. Выпуск своих новых лент в Европе они стали приурочивать к Венецианскому фестивалю. Никогда не забыть ощущения детской киноманской радости от венецианских просмотров "Юрского парка", "Форреста Гампа", "Правдивой лжи", от уникальной возможности лицезреть Стивена Спилберга и Джека Николсона...

Самое, однако, удивительное, что весь этот голливудский блеск не разрушил репутацию Венеции как места, где ценят высокое, изящное искусство, где награждают истинное новаторство. "Короткие истории" Роберта Олтмена, "Перед дождем" Милчо Манчевского, "Да здравствует любовь!" Цая Минляна - картины штучные, отмеченные печатью подлинного Кинематографа...

Оказавшись на Лидо в этом году после пятилетнего перерыва, в первый же день я почувствовал - что-то изменилось.

Как всегда, было много звезд. Клинт Иствуд и Шарон Стоун, Милош Форман и Клод Шаброль, Ричард Гир и Клаудиа Шиффер...

Но, похоже, это великолепие мало кого интересовало. Фестиваль жил на небольшом пятачке, очерченном палаццо Дель Чинема, казино и отелем Экчельсиор. Стоило свернуть в одну из улочек, примыкающих к киноцентру, построенному еще при Муссолини (Венецианский фестиваль - самый старый в мире - проходил 57 раз), - и ничто уже не напоминало о большом кинособытии. Ни афиш, ни плакатов, ни транспарантов. И это - на Лидо! О классической Венеции речи вообще нет. Она жила своей жизнью, в которой не было места фестивалю. Стаи голубей на площади Святого Марка, японцы с фотоаппаратами, Дворец дожей на реставрации...

Расписание показов составлено в Венеции идеально. Никакой дискриминации. Любой человек с любым видом аккредитации может посмотреть любой интересующий его фильм в любое удобное время - утром, днем, вечером или ночью.

Будучи по природе "жаворонком", я начинал смотреть кино в 8.30 утра. Но если пять лет назад нужно было приходить к дверям за полчаса, вставать в длинную очередь и быстро занимать удобные места, то в сентябре 2000-го можно было появляться в 8.29, спокойно входить в зал, где вокруг были десятки свободных мест. Такая же картина была в 11.00, в 15.00, в 17.00 и даже в 20.00. Разумеется, на гала-представлениях некоторых конкурсных картин и на специальных событиях Большой фестивальный зал был заполнен. Но это в лучшем случае один-два сеанса в день.

И это в то время, как в Берлине нужно было занимать очередь за билетами с раннего утра! В то время как в Карловых Варах были толпы киноманов со всей Чехии, приехавших на фестиваль со своими спальными мешками, в которых коротали ночи у кинозалов...

Удивительное зрелище! На моих глазах большой яркий праздник кино как бы сдулся, превратился в один из маленьких локальных фестивальчиков, которых в мире великое множество.

Почему? В чем дело?

А вот в чем.

Еще пять лет назад вокруг фестиваля заварилась интрига. Определенные круги итальянской кинообщественности стали яростно нападать на директора венецианской Мостры, классика европейского кино Джилло Понтекорво. Его упрекали во многих смертных грехах и, разумеется, в том, что он угождает Голливуду и не дает жизни европейскому авторскому кино. Авторитет Понтекорво не позволил интриганам свалить его в одночасье, но в конце концов они победили. Директором был поставлен Феличе Лаудадио, возглавлявший маленький фестиваль в Виареджо. В Венеции у синьора Феличе не задалось. Он был снят и заменен на Альберто Барберу, который более десяти лет руководил фестивалем в Турине.

У Барберы получилось!

В одном из интервью новый директор сообщил, что у него нет планов превращения острова Лидо в итальянское издание набережной Круазетт. Возможно, у него действительно не было подобных планов. Он просто хотел сделать и сделал из Венеции большой Турин.

Не имею ничего против европейского авторского кино. Все возможно в рамках мирового кинопроцесса. Как справедливо заметил наш известный продюсер Сергей Сельянов, кино должно быть как большой сад, в котором есть место и яблоневым деревьям, и пахучим розам, и кислому крыжовнику, и колючему шиповнику. Не надо только, чтобы деревья и кусты, липы и репейник росли вперемежку.

Европейскому и не только европейскому киноавторству было предоставлено пять (!) программ: "Современное кино", "Беккет в кино", "Новые территории" - полнометражные, короткометражные фильмы, видео, наконец, Неделя критики. Не одна сотня картин. Более чем достаточно! Зачем же еще и основной конкурс второго по значению фестиваля планеты превращать в смотр кинематографического авангарда?!

Впрочем, понимая, что между Венецией и Турином существует все-таки разница, синьор Барбера сотворил нынешнюю конкурсную программу, в которой его собственные пристрастия борются с необходимостью, что называется, "соответствовать".

Так, новая лента классика Роберта Олтмена "Доктор Т и женщины", которая вскоре появится в российском прокате, соревнуется с творением литовского "сокуриста" Шарунаса Бартаса "Свобода", которое рискует никогда не появиться ни в каком прокате, кроме французского. Вполне внятная, доступным языком рассказанная история жизни и страданий кубинского поэта-гомосексуалиста Аренаса "Прежде, чем наступит ночь" с дивным Хавьером Бардемом, справедливо получившим актерский приз - Кубок Вольпи, поставлена в один ряд с португальским "Фантазмом", где окультуренное гей-порно во вкусе Брюса Ла Брюса почему-то завершается эпизодом на свалке, сильно напоминающим финал фильма Константина Лопушанского "Посетитель музея". А в общем, унылые социальные драмы "Лиам" Стивена Фрирса и "По Матфею" Ксавье Бовуа сопоставлены с выпендрежем модной дамы Клары Ло "Богиня 67-го года", где много шума, ярости и мало таланта...

Уже к середине фестиваля многочисленные соотечественники выражали вполне справедливое недоумение из-за отсутствия в конкурсе фильма Александра Зельдовича "Москва". По какой причине его показывали в параллельной секции? Ясно, что Россия нынче не в моде, но уж с "Фантазмом"-то и "Богиней" наше новое кино вполне могло бы конкурировать.

Кстати, о сопоставлении Лидо и Круазетт.

На последних каннских фестивалях, как правило, в конкурсе показывается несколько собственно французских лент и очень много - больше половины программы - картин, в создании которых участвовал французский капитал. В Венеции-2000 было четыре итальянских фильма в конкурсе, а в иранском "Круге", получившем "Золотого льва святого Марка", есть итальянские деньги. Так что, быть может, и не стоит верить словам синьора Барберы.

Тем более что и в выдаче призов нынешняя Венеция напомнила Канн последних лет. На Круазетт раздают "Пальмы" по принципу извинений. Ларсу фон Триеру не дали "Ветвь" за шедевр "Рассекая волны", потом, извинившись, наградили менее удачную "Танцующую в темноте". Тео Ангелопулосу не повезло с выдающимся "Взглядом Одиссея" - зато "Вечность и день", картина, во многом несовершенная, удостоилась награды.

В прошлом году Венеция увенчала фильм знаменитого китайца Чжана Имоу "Ни одним меньше", предпочтя это вторичное и даже - о, ужас! - вполне голливудское произведение ленте не менее знаменитого иранца Аббаса Кяростами "Ветер нас унесет". В этом году в конкурсной программе была единственная, на мой взгляд, выдающаяся лента - китайская "Платформа". В ней мягко, тонко, пластично и абсолютно в стиле авторского кино рассказано, как менялась жизнь в Китайской Народной Республике в восьмидесятых годах. Эта трепетная, щемящая, какая-то очень близкая и понятная история ребят и девчонок, проделавших путь от агитбригады, представляющей революционный репертуар, до группы, играющей рок и танцующей брейк, не получила ничего. Ни одного приза. Иранский же "Круг", честный, добротный, нарочито примитивно снятый в стиле местного неореализма (у иранцев мы это видели уже не раз, в "Пассажире с юга", скажем, или у того же Кяростами в замечательном "Вкусе черешни"), побеждает в конкурсе. Извините, мол, дорогие иранцы, мы понимаем, что борьбу с фундаментализмом надо поддерживать.

Конечно, надо, кто же спорит.

Только жаль, что и в Венеции теперь нет праздника. А с учетом того, что и на Потсдамерплац в Берлине скоро сменится директор, можно с определенностью заявить: очень скоро три главных фестиваля Европы ничем не будут отличаться от десятков неглавных фестивалей Старого Света.

Голливудская экспансия - это, конечно, нехорошо. В том числе и для самого Голливуда. Но захват европейским киноавторством двух главных фестивалей - просто катастрофа. То, что произошло в Венеции, напомнило мне фантастический американский фильм 1957 года "Невероятно уменьшающийся человек". Герой этой картины, случайно подвергшись воздействию непонятной радиации, стал медленно уменьшаться и в конце концов превратился в песчинку, неразличимую человеческим глазом. Очень хотел бы ошибиться, но, кажется, европейское фестивальное движение вскоре постигнет та же участь.

Также в рубрике:

КРАСКИ МИРА

ВСЕ ОБО ВСЕМ

ПЕРСОНАЛИИ

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;