Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 39 (7247) 12 - 18 октября 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Музыка

ГЕДИМИНАС ТАРАНДА: "Пора нам в оперу и в школу"

Беседу вела Светлана ХМЕЛЬНИЦКАЯ


Г.Таранда

Имперский Русский балет, вернувшись в Москву с традиционных осенних гастролей, готовится к выступлениям в Зале Чайковского - на одной из самых престижных и не часто посещаемых этой труппой столичных концертных площадок. Но мысли худрука Имперского балета Гедиминаса ТАРАНДЫ заняты не только предстоящими выступлениями...

    

- Прошла информация о том, что вы начали набор в школу при Имперском Русском балете. Это будет та самая академия искусств, о создании которой так много и упорно говорилось еще несколько лет назад?

- Нет. Пока я набираю просто хореографическую студию. Дело в том, что я все привык делать постепенно. Студия - первый шаг. В ней будет проверяться состав педагогов, которые будут работать в дальнейшем. А также состав учеников. Школа будет создаваться позже. В нее пойдут наиболее способные дети. Академия искусств - это уже третья ступень. Но база для нее должна формироваться уже сейчас. Когда у нас появится возможность открыть академию, то есть будут здание и деньги, нам не придется делать специальный отбор. Состав обучающихся и педагогов уже будет определен.

А начинаем мы все именно сейчас потому, что близится юбилей Майи Михайловны Плисецкой, являющейся, как известно, президентом нашей труппы. И хотим, чтобы к 20 ноября, ее дню рождения, студия уже работала.

    

- В прошлом сезоне вы начали сотрудничать - и очень успешно - с "Новой оперой". Представили четыре премьеры. Все спектакли прошли с аншлагами. Как вы с Колобовым нашли общий язык? Трудно ли было?

- Бывают ситуации, когда люди общий язык не ищут. Они находятся как бы на одной эмоциональной волне и как-то моментально понимают друг друга. Просто нравятся друг другу в творческом плане. Когда мы с ним встретились, было ощущение, будто мы давно знакомы и давно делаем общее дело. Уже во время первого разговора он проявил огромный интерес к тому, что мы делаем, ко всему, что мы ему предложили. А мне очень нравится то, что делает он. И, что важно, Колобов самодостаточен, он не пытается никому ничего доказывать. Ему сразу понравилась идея программы, которую я предложил сделать ударной - "Шехеразада", "Болеро", "Половецкие пляски". Его очень привлекло то, что в программе будут заняты и оркестр, и балет, и хор.

    

- Я слышала, что Колобов все-таки некоторое время присматривался к вам...

- Вполне возможно. Но все равно - нас сразу пустили в театр и сразу заключили несколько контрактов на спектакли. Конечно, он присматривался. И видел, что нам не просто нужна площадка, что ребятам очень нравится работать именно с этим коллективом. Мы работали так, как будто для нас это одна из главных площадок мира. И хотя "Жизель" и "Щелкунчик" вели другие дирижеры - Волосников и Самойлов, Колобов после репетиций приходил и что-то подсказывал оркестру. Это было очень приятно.

Сейчас мы уже строим совместные планы на следующий сезон. В конце года мы планируем премьеру балета "Сильфида". В марте у "Новой оперы" 10-летний юбилей. У них есть очень интересная идея, как давать этот вечер. Мы будем участвовать в праздновании.

    

- Как вы оцениваете ситуацию в российском балете в целом? Есть ли какая-либо своя, особенная ниша у вашего коллектива?

- Мне нравится, что появилось много негосударственных компаний, которые очень активно работают. Нравится, что развиваются Пермь (там есть Панфилов) и Екатеринбург - там есть "Провинциальные танцы".

Есть другие небольшие труппы, которые хотят что-то делать, ищут какие-то новые направления. Причем собираются фанаты этого дела. В результате получаются очень интересные вещи. Хотя экономическая ситуация в стране такова, что более или менее нормально развиваться могут только государственные театры. Ведь если не давать дотации, не снимать налоги с этих маленьких негосударственных коллективов - все погибнет. Им нужно дать возможность работать - обеспечить хоть какими-то льготами, хотя бы предоставить льготное налогообложение.

Что касается нашего коллектива, то, как вы знаете, это тоже частная компания, и я пытаюсь развивать ее по той структуре, которая мне нравится. Основное - развить индивидуальность артистов, собрать их в одно целое, чтобы они работали на одно общее дело. Не каждый сам на себя, как привыкли работать артисты в государственном театре, а на какую-то общую концепцию, общую идею. Как одна футбольная команда. Мы это можем сделать. В государственных театрах, как правило, принято держать в неведении артистов до последнего дня, когда будет очередная поездка, и все ходят в страхе - не дай Бог что-нибудь сказать и т.д. Я это категорически исключаю - страх, раболепие... В моей компании все знают, когда будут выезды, когда будут спектакли, кто будет танцевать. И работа идет так: все могут пробовать репетировать и танцевать то, что хотят. Пожалуйста - зал свободен, и я готов, и другие репетиторы готовы.

Ну и, наверное, большое значение имеет атмосфера, которая создается в коллективе. Я все время старался приучить ребят к мысли, что это наш дом.

    

- Вы делаете прежде всего романтические, радостные спектакли. Это ваша творческая концепция?

- Я всегда хотел делать такие спектакли. Считаю, что дать зрителю возможность получить положительные эмоции важнее, чем "нагрузить" драматургию. У нас и так в жизни российской столько ею нагружено! Мы все драматизируем, даже классический танец, - движением, нагрузкой. По моему мнению, все должно быть чуть легче. Мне очень нравится легкость исполнения. И я пытаюсь этого добиваться в своих спектаклях. Хотя у меня есть тяга и к серьезным в драматургическом отношении спектаклям.

    

- Что было самым трудным за время существования вашего коллектива?

- Ох... Самым трудным было убедить артистов в том, что не деньги главное. Воспитать в них сознание, что это наше дело, наш дом. Без этого нет смысла давить артисту на психику. Невозможно работать и ездить так, как это делаем мы. Мы "Щелкунчик", например, поставили в коридоре. В ко-ри-до-ре! У нас не было балетного зала, просто не было возможности его снять. Сейчас сами не можем понять, как могли такое сделать. Но ведь смогли!

    

- Самое радостное, как я понимаю, - это видеть, как ваши ребята профессионально растут?

- Это очень приятно. Я такой кайф получаю! Когда смотришь спектакль, часто расстраиваешься - все очень далеко от того, чего бы хотелось. Вообще для меня самая большая радость - это репетиционный процесс.

    

- Как вы подбираете кадры?

- Кого-то нахожу я, кто-то приходит сам. С 1996 года стал формироваться костяк труппы. В основном это уже опытные ребята. Потому что мы вынуждены работать очень быстро, жестко, и мне нужны профессионалы, которые уже прошли закалку в боях. Но в последние два года я стал брать молодых, только что из школы. Два года назад попробовал впервые взять двоих - это Маша Дунаева и Настя Бондарева. Они очень быстро вошли в труппу, поняли, что и как надо делать. Главное - у них колоссальное желание работать. В этом году я вновь взял молодых. В том числе Сашу Ратусскую - очень талантливая девочка, думаю, через год она будет уже известной балериной. В прошлом сезоне мы много ездили по городам России и сейчас получаем много звонков - из Мариинки, из Йошкар-Олы, Воронежа. Многие хотят прийти, провериться. Но, к сожалению, взять всех, кого хотелось бы, я не могу.

    

- Что является главным критерием при отборе?

- Главный критерий все равно человеческий фактор. Нравится человек или нет. Конечно, первое впечатление может быть обманчиво, но тем не менее. После этого уже смотришь на профессиональные данные.

    

- Вы довольны теми артистами, что работают у вас в настоящее время?

- У меня есть замечательные ребята, которые уже танцуют с такой отдачей, какая мне необходима. В этом сезоне я поставил "Жизель", потому что мои балерины Ира Сурнева и Ольга Павлова, лауреаты международных конкурсов, уже достигли того уровня мастерства, который необходим для исполнения этой партии, являющейся высочайшей ступенью для балерины.

До прихода Иры Сурневой была одна звезда, которую я воспитал, вырастил в своем коллективе, - Оля Павлова. И на самом деле все, кто ее видел, кто с ней работал, отмечают ее потрясающий рост.

Ирина Сурнева пришла из Театра Станиславского. Я уже знал ее к тому времени. Два года назад они с Костей Осиным приехали на конкурс Плисецкой, и я предложил им: "Если захотите, приходите ко мне". Меня тогда удивило, что на конкурс артисты с таким потенциалом, как у них, приехали совершенно одни, по собственной инициативе. Я был поражен безразличием театров к своим артистам. А они, со своей стороны, были поражены тем, как приехали наши: со своими педагогами, с массажистами, одеты с ног до головы и т. д. - "родители" привезли своих "детей".

Потом спустя время Ирина позвонила и сказала, что хотела бы у меня работать. Теперь она одна из ведущих прим - балерина высочайшего класса, обладающая феноменальными физическими данными. Бесконечная выносливость, колоссальный прыжок - больше мужского.

Сейчас я могу смело браться за постановку "Трех сестер", о которой давно мечтал. Потому что у меня есть исполнительницы: Сурнева, Павлова, Лена Смольцова, Саша Ратусская, Ира Тагаева.

А мальчики! Вот Артем Михайлов растет, как гриб под дождем. У него нет диплома, он не имеет классического образования, но он везде танцует сольные партии.

    

- А как вы его нашли?

- Он закончил Моисеевскую школу, в свое время все народные коллективы Москвы сложили о нем легенды. Я искал акробата для номера "Канкан-сюрприз". И мой друг, хореограф, показал мне Тему. Очень корявый с точки зрения классической школы, но очень артистичный парень. Я ввел его в "Канкан". Он оказался очень танцевальным и музыкальным. И я пригласил его в труппу. Мы сделали специально для него номер - "Гопак". И Евгений Зернов - самый известный исполнитель этого номера, - посмотрев его, сказал: "Я танцевал это здорово, но твой парень танцует лучше всех". Потом сделал для него еще несколько фольклорных номеров с уклоном в акробатику. Но надо же парня развивать! И я постепенно стал приучать его к мысли, что он может танцевать характерные роли с классическим уклоном. Он в это не очень верил, но постепенно я все-таки заразил его этой идеей, он смог преодолеть сомнения и стал активно заниматься классикой. Он добился за год таких колоссальных успехов, что многие просто не могут поверить. А то, что он сделал в "Половецких плясках", просто выше всяческих похвал. То есть мне удается помочь ребятам раздвинуть определенные рамки их амплуа, реализовать себя в чем-то новом. Именно на этом и будет строиться обучение в студии, в академии. Важно с самого начала не закладывать комплексы, не вводить ограничения, связанные с узкой специализацией.

Сейчас я взял молодых ребят, приехавших с Украины, - Володю Чумаченко и Володю Шмегельского. Они тоже не имеют специального образования, закончили техникумы. Но у них есть данные и огромное желание танцевать.

К сожалению, работаем в условиях, когда чаще, чем хотелось бы, приходится обновлять кадры. Моих солистов часто приглашают работать по контракту за границу. Я не могу этому препятствовать, так как, во-первых, не хочу ломать их индивидуальность, а во-вторых, понимаю, что не могу здесь предоставить им такие возможности зарабатывать, какие они получают там. Вот сейчас уехал Костя Осин. Конечно, мне без него трудно.

Но я стараюсь максимально раскручивать своих ребят. Недавно мы сняли фильм, который скоро будет показан по телевидению. У нас уже есть своя публика, что очень важно. Я приложу все усилия для того, чтобы мои артисты получили звания. Для меня неважно, есть у меня звание или нет. А для них это очень серьезно. Они должны осознавать свою принадлежность стране.

    

- Вы будете режиссером-постановщиком юбилейного вечера Майи Плисецкой. Какие сюрпризы вы готовите?

- Программа будет строиться в соответствии с пожеланиями Майи Михайловны. В первом отделении выступят лауреаты конкурсов Плисецкой. Второе отделение - балет "Кармен" в исполнении труппы, приглашенной из Лиона. И в третьем - концерт звезд мировой величины.

    

- А Имперский Русский балет готовит что-нибудь особенное к юбилею своего президента?

- Я считаю, что самым главным все-таки является создание условий для того, чтобы Майя Михайловна могла здесь работать. Нас приглашают в Киев, Петербург. Каждый год мы ездим туда с программами, в которых Плисецкая участвует. И это очень ее радует. Она понимает, что принимает участие в развитии российского балета. Но этого мало. Я очень хочу восстановить конкурс Плисецкой, от проведения которого она отказалась, когда правительство не выделило обещанных денег на премии лауреатам и ей пришлось расплачиваться самой и брать деньги у тех, кто вызвался помочь. Такие люди, к счастью, нашлись.

А нашим основным подарком будет как раз студия. Конечно, наше правительство, городские власти что-нибудь подарят. Орден очередной и т.д. Но это не так важно для человека с таким именем. Важно, чтобы ее знали наши дети, внуки. Чтобы они могли с гордостью говорить, что учились в школе Плисецкой. Очень надеюсь на поддержку со стороны властей и просто людей, которые имеют возможность помочь реализоваться этому проекту.

Также в рубрике:

МУЗЫКА

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;