Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 39 (7247) 12 - 18 октября 2000г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Под занавес

Однажды Ленин спас Чюрлениса

К 125-летию великого литовского художника

Евграф КОНЧИН


М.Чюрленис

В шестидесятые-семидесятые годы я был буквально помешан на творчестве Чюрлениса. Собирал литературу о нем, репродукции его картин, по нескольку раз в год бывал в музее художника в Каунасе. Конечно, бывал и в Друскининкае, где художник родился в 1875 году, и на его могиле на кладбище Расай в Вильнюсе. Но мне очень хотелось увидеться с сестрой Чюрлениса - Валерией Константиновной Чюрлените-Каружене, которая всю жизнь посвятила сохранению творческого наследия брата. А ведь картины Чюрлениса не раз подвергались опасности, и самое страшное для них, произошло в Москве в 1918 году. Об этом я и хотел поговорить с ней, но это никак мне не удавалось.

В один из своих приездов в Каунас - было это в мае 1970 года - я дознался, что один из руководителей города - человек ей очень близкий и он может мне устроить такую встречу. Его разговор по телефону с Валерией Константиновной был длительным и велся на литовском языке. Когда он положил трубку, то сказал: Валерия Константиновна неважно себя чувствует, но согласна увидеться с московским журналистом. Правда, попросил меня уложиться в... пятнадцать минут.

Валерия Константиновна сразу меня очаровала. Высокая, статная, красивая. Это была одна из самых поразительных женщин, которых я встречал. Покорила она еще тем, что прекрасно, без всякого акцента говорила по-русски.

И вот какую драматическую историю она рассказала:

...Во время Первой мировой войны, когда возникла угроза оккупации Каунаса немецкими войсками, картины Чюрлениса - более 300 работ - упаковали в ящики и перевезли в Москву, сложили их в кладовую Московского училища живописи, ваяния и зодчества на Мясницкой. В то время Валерия Константиновна училась в Москве, в университете Шанявского, и посещала знаменитую художественную студию Константина Юона. После Октябрьской революции стала работать в Народном комиссариате просвещения.

Одним из первых документов Советской власти было постановление за подписью В.И.Ленина о национализации частных художественных коллекций. И жертвой этого скоропалительного и совершенно неподготовленного решения стали картины Чюрлениса - их реквизировали и в спешке, кое-как свезли в подвалы Румянцевского музея (ныне Российская государственная библиотека). Там было сыро, страшно холодно и промозгло. И работам Чюрлениса, исполненным темперой и пастелью на бумаге и болезненно реагирующим на любые изменения температурно-влажностного режима, грозила быстрая и неминуемая гибель.

Валерия Константиновна узнала о реквизиции картин слишком поздно. Кинулась было в Румянцевский музей, но там с ней даже не стали разговаривать. Пробилась к наркому просвещения Луначарскому. Анатолий Васильевич любезно выслушал, посочувствовал, но безнадежно развел руками: постановление подписано Лениным, и только он может его нарушить. Что же делать? Она решилась пойти к Ленину. Луначарский, несколько поколебавшись, написал записку с просьбой принять "гражданку Чюрлените для неотложного разговора...".

С этим письмом она направилась в Кремль. В приемной председателя Совнаркома сказала, что хотела бы лично передать его Ленину. Валерия Чюрлените была настроена столь решительно, что секретарь поспешил доложить о посетительнице и пропустил ее в кабинет. Он оказался большим, просторным, в глубине его за столом, заваленным бумагами и книгами, сидел Ленин и что-то торопливо писал.

- Тогда я не представляла значения Ленина - это пришло позже. Его имя было в ряду других политиков, быстро появлявшихся и также быстро исчезавших. А политикой я не интересовалась и не понимала ее. Но когда Ленин поднял глаза, я поняла, что передо мной человек умный, проницательный, исключительной воли и непреклонного характера, человек жесткий и решительный. Он может помочь, но может и отказать, и тогда его ничем не переубедишь. Я растерялась...

Но все же стала рассказывать ему о творчестве Чюрлениса, о том, что его картины надо ей возвратить. Вдруг почувствовала, что ее слова не убеждают, а, напротив, чем-то раздражают его.

- Собственно, я не пойму, почему вы не хотите, чтобы картины вашего брата находились в Румянцевском музее, как и другие художественные коллекции, - ответил он. - В дальнейшем они будут показаны самым широким массам трудящихся...

Тогда Валерия Чюрлените решилась на отчаянный шаг. Она заявила, что картины Чюрлениса не принадлежат Советской России. Он - литовский художник, и его произведения - собственность литовского народа и литовского государства. И Москва не вправе ими распоряжаться. И, кажется, такой выпад подействовал.

Конечно, Валерия Константиновна не знала о том, что Ленин весьма чувствительно и даже болезненно относился к проблемам межнациональных отношений. Она, естественно, не подозревала, что здесь, на ее глазах, развертывается политическое действо. Дело в том, что в те дни в Литве сформировалось социалистическое правительство во главе с В.С.Мицкявичюсом-Капсукасом, которого, кстати, Чюрлените хорошо знала, и обмолвилась об этом в разговоре с Лениным. Это правительство Москва всячески поддерживала, и передача Литве картин Чюрлениса могла послужить большой политической выгоде. Поэтому сказал уже вполне примирительно:

- Да, каждый народ обязан уважать, хранить и беречь своих художников. Что ж, надо спасать Чюрлениса...

Быстро написал записку, в которой говорилось: "...картины возвратить тов. В.К.Чюрлените и оказать ей необходимую помощь и поддержку в их сохранении...".

Валерия Константиновна сразу же помчалась в Румянцевский музей, и в этот же день ящики с картинами были перевезены на квартиру поэта Ю.К.Балтрушайтиса, который позже станет полномочным представителем Литовской Республики в Советской России. Картины извлекли из ящиков, осмотрели, отсыревшие листы просушили. Еще недели две они пролежали бы в подвале Румянцевского музея, и картины погибли бы...

Когда Капсукас узнал об этой встрече, то тоже сделал свои политические выводы - он подписал постановление о создании в Каунасе музея художника. В начале двадцатых годов картины Чюрлениса были переданы Литве.

...Моя беседа с Валерией Константиновной вместо отведенных мне пятнадцати минут продолжалась полтора часа. В то время я по понятным причинам не мог в полной мере использовать этот уникальный материал. Но вот теперь мне предоставлена такая возможность.

Также в рубрике:

ПОД ЗАНАВЕС

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;