Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 50 (7110) 25 - 31 декабря 1997г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Кино

"Полицейские и воры"

Режиссер Николай Досталь

СПЕКТР МНЕНИЙ

Вячеслав БАСКОВ
Валентина ИВАНОВА
Ольга ГОРГОМА


Настоящая классика проверяется ножницами. Если после сокращений и перелицовки что-то остается, значит, произведение вечное. Школа кройки и шитья дается избранным...

Кто бы мог подумать, что итальянские неореалисты Витальяно Бранкати, Эннио Флайяно, Альдо Фабрици, Руджеро Маккари, Марио Моничелли и синьор Стено были смелые люди? Между тем, это действительно так. События их фильма "Полицейские и воры" происходят в самой столице Италии - Риме, а в роли полицейского Лоренцо Боттони у них действует сержант столичной полиции. Прежде мы считали, что так и надо. Но ловкие ножницы московского кинорежиссера Николая Досталя, снявшего свой фильм "Полицейские и воры" по сценарию неореалистов, поработали как раз там, где содержится самая острота. Действие его фильма "Полицейские и воры" перенесено на нашу почву с некоторой дрожью в коленках.

Его "полицейский" дядя Слава гоняется за воришкой и мошенником не в Москве, а в Переславле-Залесском (отпадает необходимость показывать московскую жизнь), а сам "полицейский" - не милиционер, а тот, кого сейчас называют "секьюрити" - охранник. Эти две подмены стали для мемориального фильма, снятого с самыми лучшими намерениями, решающими. Вычеркнутыми оказались не столько место действия и обстоятельства действия, сколько главная героиня фильма: Погоня.

Начавшись динамично, почти слово в слово по итальянскому сценарию, фильм внезапно, уже в первой половине, начинает тонуть в необъяснимых длиннотах. На наших глазах разворачивается кинокатастрофа: в фильме "Полицейские и воры" вор - есть, но полицейского - нет. Одно бы дело, когда свой долг исполнял служитель закона. И совсем другое, когда охранник российско-американского совместного предприятия по производству макарон гоняется за воришкой, не зная, что он с ним сделает, когда поймает. Итальянские соавторы московского кинорежиссера не побоялись и посмеяться, и посочувствовать своему полицейскому - наш итальянец примешивать милицию не стал вовсе. От греха подальше. Но в том-то и дело, что полицейский (милиционер) имеет право и выслеживать преступника, и заковывать его в наручники - простой охранник ни выслеживать, ни арестовывать никого права не имеет. Он тогда сам превращается в нарушителя. Это будет уже другой фильм. Согласно не таким уж последним постановлениям, охранники не имеют права даже носить камуфлированную форму, то есть одежду, напоминающую государственную.

Вероятно, режиссер испугался не одной только фальши. Нынешняя ситуация в России сходна с итальянской начала 50-х годов на, так сказать, бытовом уровне (совместные предприятия, американское присутствие, нужда "простого человека"...) и не имеет совершенно ничего общего с ситуацией в органах. Итальянские полицейские той поры - дети в сравнении с нашими милиционерами. Тут у нас работают люди суровые. Недаром московский режиссер скопировал с итальянского фильма диалоги, сцены, реплики, сами характеры многочисленных персонажей и выпустил главную сцену: в полицейском участке. Даже представить, что она происходит сейчас в нашем отделении милиции, невозможно. Она слишком наивна. Между тем именно с этой сцены итальянский фильм "Полицейские и воры" и начинается. Суть сцены в том, что комиссар дает сержанту Боттони, отслужившему уже 30 лет, последний шанс остаться на работе, получить, наконец, повышение и не сесть в тюрьму за то, что он упустил мошенника: сержант должен поймать воришку, ему отводится на это три месяца. Подобный диалог между начальником отделения милиции и нашим сержантом выглядел бы сейчас полнейшим анахронизмом. Московское милицейское начальство могло бы обидеться. Обиделась бы, не дай Бог, и мэрия. Без этой сцены, однако, "Полицейские и воры" теряют ритм, темп, весь свой блеск, уж не говоря о логике. Николаю Досталю не хватило смелости, какая была нужна, оказывается, для съемок такого, казалось бы, легкого, смешного фильма эпохи раннего неореализма!

Желая снять одно, режиссер снял другое: запоздалый неореализм в российской транскрипции. Да здравствуют ножницы!

* * *

Постоянно во время просмотра фильма ловила себя на "горячо - холодно". Да - нет. Принимаю - не принимаю. То хохочу вместе с залом, то вдруг с сомнением умолкаю.

Конечно, жанр римейка, избранный Н.Досталем и Г.Николаевым, весьма необычен для нашего кино (говорят, сейчас снимается новая "Третья Мещанская"). Широко распространенный на Западе, у нас он как-то не прижился. Были у нас и "Трактористы-2", и "Два капитана-2". И тот, и другой вызвали неприятие (лично мне картина Сергея Дебижева нравится, хотя какое она, собственно, имеет отношение к каверинской книге?).

А что мы помним о комедии неореализма? Вот "Рим, 11 часов" помнится наизусть. От картины же Моничелли осталось, скорее, общее впечатление. Атмосфера. Но дело не в этом.

Фильм Досталя постоянно срывается - то ли это наша постсоветская история, то ли все-таки итальянская, перенесенная на нашу почву. Так, семья Вора (Геннадий Хазанов) - абсолютно "святое семейство" во главе с Синьором из общества (Владимир Зельдин). Все герои, большие и малые, типичные итальянцы и итальчата.

А вот семья Полицейского (Вячеслав Невинный) с его объемистой супругой (Елена Цыплакова) - не забудем, что все они едят бесплатные американские макароны - вполне постсоветская семья. Вообще как ни старается Хазанов, весь обросший щетиной, резко изменить свой облик, он все-таки явно проигрывает Невинному. Тема жизненного драматизма, которая была и в итальянской картине, явственно звучит прежде всего у Полицейского - это он мучается тягостными сомнениями. Вести все-таки своего врага-друга в кутузку, и кто он ему - подследственный или товарищ по несчастью? Надо сказать, что Невинный поистине превзошел себя в этой работе.

Вся трагедийная сторона ложится как раз на плечи Невинного - он отыгрывает и за себя, и за Хазанова. Актер просто живет в предлагаемых обстоятельствах. Жизнь у его Полицейского тяжелая: ему поручено охранять этот растревоженный улей, именуемый переходным периодом от социализма к капитализму, причем, совершенно неясно - где одно, а где другое. И вы думаете, ему так интересно охранять эту сушеную американскую жердь с его нескончаемыми макаронами, единственной пищей, которой буквально давится весь древний город Переславль-Залесский? Да что б он сдох, думает про себя, наверное, Полицейский - увы, настали иные времена.

Вот о катаклизме этих новых времен и размышляет герой Невинного. Конечно, ничего хорошего нет в поступках Вора, но ведь нет его и в мнимой любви Американца к облагодетельствованному им народу. Завтра они могли бы поменяться местами, но нет - не пойдет этот "жующий" бизнес у зачуханного советского воришки. Не пойдет!

В фильме странном, рваном, во многом не получившемся есть хорошие, пронзительные куски.

Например, герой Зельдина, Синьор из общества, вдруг запевает, раскуривая ворованную сигару: "Если нас подружила Москва". Свою песенку из "Свинарки и пастуха" - и это здорово...

О фильме Досталя будут, конечно, спорить. И это тоже хорошо.

* * *

Поначалу фильм вызывает любопытство. "Американский прием" - перенести известный киносюжет в контекст российской жизни - забавляет и не кажется неуместным или надуманным. Да и чудаки у нас тоже в своем роде национальная черта.

Но по мере просмотра нарастает чувство некоторой фальши. Если убрать разрушающиеся (или пребывающие в безвременной реставрации) стены то ли кремля, то ли монастыря, то судить о национальной принадлежности персонажей не представляется возможным. Чем дальше, тем больше фильм походит на экранизацию посредственной зарубежной пьесы. Даже простейший бытовой текст звучит дежурно, почти театрально. Некоторые фразы просто умирают на устах артистов, словно они говорят по подстрочнику. Героев не назовешь иностранцами в России, но и о каком-то российском колорите говорить не приходится. Кажется, что артисты вообще плохо представляют, кого и как им играть, и просто отрабатывают режиссерскую задачу. Не исключено, что она состояла в том, чтобы герои воспринимались персонажами интернациональными и даже вневременными.

Может быть, все связано с нежной любовью режиссера к киноисточнику и великим итальянским комикам, которым он посвятил свою работу, и Николай Досталь пытался в основном воссоздать настроение смешного и грустного добродушия, присущего итальянской версии. Он отработал сюжет, стремясь не к оригинальности, а к воспроизведению эмоционального ряда, внося местный колорит за счет натуры и формальных однодневных примет. В результате новая картина в который раз отражает столичное отношение к российской провинции, в котором есть и чувство оторванности, отлученности, и ностальгия, и жалость, и отвлеченная любовь к чему-то позабытому-позаброшенному, но до слез знакомому, родному и не выказывающему никаких обнадеживающих признаков возрождения. Отношение достаточно поверхностное и пагубно-сентиментальное.

Все это не имело бы принципиального значения, учитывая, что комедийный жанр допускает самый широкий спектр эмоций, если бы в фильме состоялся актерский дуэт Вячеслава Невинного и Геннадия Хазанова. Собственно и реализовать подобный сюжет можно только на основе актерского дуэта. Без него история блекнет, становится аморфной, проходной. Ей недостает внутренней энергии. Создать актерский дуэт еще сложнее, чем снять хорошую комедию. Это бывает или раз в жизни, или никогда. Если, конечно, дуэт не возникает чудесным образом сам по себе. А здесь он, к сожалению, не возникает.

Также в рубрике:

ПОЛЕМИКА

ПЕРСОНА

СПЕКТР МНЕНИЙ

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;