Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 34 (7291) 6 - 12 сентября 2001г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Кино

ЛЕОНИД ПЧЕЛКИН: "Я - раб сериала"

Беседу вела Екатерина САЛТЫКОВА
Фото С.РАПЧЕВСКОГО


Леонид Аристархович ПЧЕЛКИН посвятил телевизионному кинематографу всю свою жизнь. Снял большое количество телеспектаклей, фильмов и сериалов. Является одним из создателей и художественным руководителем студии "Сериал". Зрителям больше всего полюбилась одна из его последних экранизаций - "Петербургские тайны", которые получили премию ТЭФИ. Сейчас Леонид Аристархович поглощен работой над новым сериалом, который он снимает вместе с Дмитрием Брусникиным.

    

- Леонид Аристархович, вас можно назвать королем экранизации...

- Во-первых, я не король и королем экранизации себя не считаю. Почему? Потому что очень трудно работать. Если бы вы сказали "раб сериала", я бы с удовольствием с этим согласился. Во-вторых, того сериала, которым российский телевизионный кинематограф может по-настоящему гордиться, по-моему, еще не было, поэтому и "королей" сериалов нет. Но, может быть, когда-нибудь и будут.

    

- Сколько же вы всего сняли фильмов и сериалов?

- Фильмов очень много снял. Я как-то подсчитывал, что если раз в три недели пускать, то полгода, а может, даже больше, могут идти на экранах мои фильмы. Но самую высокую оценку зрителей получил, как ни странно, сериал - "Петербургские тайны". Как ни странно потому, что для сериала это, в общем, большая удача. Там успех я должен поделить и с Вадимом Зобиным, естественно, в большей степени, и с Марком Орловым, и с актерами, которые у нас снимались. У меня есть целый цикл фильмов с Иннокентием Смоктуновским, работа с которым явилась для меня большим радостным жизненным событием. Я лет пять или семь работал с Иннокентием Михайловичем. Только сейчас, когда он ушел из жизни, понимаешь, какой это был великий актер. Счастье было с ним работать. Мне повезло и в том, что последние лет пятнадцать я занимаюсь русской классикой - Островский, Сухово-Кобылин... Все это - высокая российская литература. Сериалы не могут быть высокой российской литературой, но все равно это - "второй эшелон" российских писателей. В свое время и Крестовский, и Вельтман были популярными. Самое главное, что в прошлом люди жили теми же чувствами, что и теперь. Так же любили, так же изменяли, так же предавали. И все это делали так же "по-русски". Поэтому российский "сериал", который мы создали много лет назад - уже скоро будет десять лет, - имеет свою нишу в большом сериальном потоке.

    

- А что вы сами считаете своим главным творческим достижением?

- Достижения - у передовиков сельского хозяйства. О них все время говорят, а они все никак не поднимутся до этих достижений. Так же и мы в кинематографе. Тут каждый раз не о достижениях думаешь, а о том, получится или не получится. Потому что организовать кинопроцесс, тем более, когда речь идет о большом сериале, в такое экономически трудное для России время безумно сложно.

Больше всего мне нравятся мои фильмы со Смоктуновским: "Дело Сухово-Кобылина", "Кража". Но когда я понял, что зритель ждет сериалов, решил, что оставшуюся жизнь нужно посвятить им. Сериалы не делают режиссера знаменитым, известным на всю страну, но они проникают в каждый дом. Это та духовная пища - правда, не очень сложная, - которая нужна нашим людям. Людям, которые остались без кинематографа, поскольку не могут пойти в кино, - билеты-то дорогие. Вот они и переживают беды и счастье вместе с героями сериала, сидя дома у телевизора. Кому я обязан, так это зрительницам. По статистике, 70 процентов поклонников сериала "Петербургские тайны" - женщины старше 35 лет. Вот этим женщинам мы бесконечно обязаны, потому что они живут тем, что мы делаем.

    

- Как вы относитесь к засилью на наших экранах американских и латиноамериканских сериалов, которые тоже проникают в каждый дом?

- То, что они проникают, не страшно. Страшно то, что мы максимум своих сериалов посвящаем только уголовным преступлениям либо духовному разложению персонажей, что, в общем, уже даже американский кинематограф не делает. У них сериалы и фильмы уже намного спокойнее. Они пережили период так называемой "клюквы", который еще продолжается у нас. Не страшно, что много бразильских фильмов - мы их вытесним. Зритель больше любит наши, российские сериалы. Мы уже наелись американскими, хотя они разные: есть талантливые, есть не очень. Как и наши.

    

- То есть "наше отечественное", основанное на классике, может служить неким противоядием не вполне качественным сериалам?

- Не служить противоядием, а участвовать в соревновании - так будем говорить.

    

- В свое время вы сделали из мало кому известного Крестовского популярного писателя. Вам понравилось превращать книги "второго эшелона" в бестселлеры?

- Для того чтобы зритель смотрел фильм, он не должен знать сюжета. "Королева Марго" - известный роман, который все читали. Поэтому, когда люди смотрят фильм "Королева Марго", они знают, что будет дальше. А те романы, которые мы берем, практически никто не читал. Это очень важно. Тогда зрители следят за сюжетом, переживают. Елена Яковлева, одна из моих любимых актрис, рассказывала, что ее свекровь звонит ей, и они обсуждают, как поступит дальше тот или иной герой.

    

- Что это за книга Вельтмана, которую вы экранизируете?

- Сюжет я рассказывать не буду - неинтересно будет смотреть. Скажу только, что это авантюрный роман.

    

- Он оправдывает свое название - "Приключения, почерпнутые из моря житейского"?

- Оправдывает. Главное, что Вадим Зобин очень интересно построил сценарий. Я даже не представлял, что из этого романа может получиться такое захватывающее действо.

    

- В "Петербургских тайнах" вы изменили финал книги и сильно отошли от текста. А здесь?

- Так и нужно делать, тем более что автора уже нет на свете и претензий он иметь не может. Мы должны создать что-то новое.

    

- Действие романа происходит в России второй половины XIX века. Вы к этому времени испытываете особый интерес?

- Дело не в этом. Просто сейчас нет хороших современных романов о любви, о предательстве, о моральных принципах и человеческих страстях. А в жизни все это осталось. Сейчас такие же люди, какие были и в том веке: хорошие и плохие, умные и глупые, злые и добрые. А поскольку это все - Россия, это нам близко.

    

- Вы часто собираете на съемочной площадке настоящие актерские созвездия. Как столько талантливых людей уживаются?

- Талантливым людям никогда не бывает тесно. А когда они заняты каждый своим делом, никакого соревнования не нужно, и страстей вокруг этого нет. Люди чем талантливее, тем скромнее, тем на съемочной площадке с ними проще общаться.

    

- Какие качества в актере вы больше всего цените?

- Талант. Пусть даже актер будет с плохим характером, с какими-то недостатками. Самое главное - талант. А ум или еще что-то - это все дело второе, не главное.

    

- Каково работать режиссерам в паре? Вы с Дмитрием Брусникиным не ссоритесь?

- Даже если бы мы ссорились, я бы вам об этом никогда не сказал. У нас хватает интеллигентности, чтобы договориться. Мы даже втроем снимали "Петербургские тайны": Вадим Зобин, я и Орлов. И у нас разногласий совсем не было.

    

- В принципе, можно ли определить жанр нового сериала? Что это будет - мелодрама в исторических декорациях?

- Это авантюрная драма.

    

- Можно назвать его "мыльной оперой"?

- "Мыльная опера" - это в большей степени не жанровое понятие, а качественное. Кто-то скажет, что это мыло, кто-то будет считать, что это даже одеколон, кто-то примет за духи. Нам хотелось, чтобы мы отошли от мыла куда-нибудь дальше.

    

- Можно ли предположить, что вы все-таки еще порадуете зрителей сериалом, основанным на литературе так называемого "первого эшелона"?

- Из-за своего возраста я уже до "первого эшелона" не дойду, я останусь во "втором". Но верю, что телевизионные сериалы придут к "первому эшелону". Как только станет страна богаче, когда люди станут лучше жить. Тогда наступит время "первого эшелона".

    

- А каковы ваши литературные пристрастия? Каких писателей любите? Что читаете?

- Я люблю Достоевского, Толстого. Это банально, но это так. Сейчас я читаю очень мало, потому что работы много. За очень короткий срок - два с половиной месяца - мы сделали десять пилотных серий.

    

- А что любите посмотреть? Каких режиссеров цените и уважаете?

- Ну я всех хороших режиссеров люблю. Если назовешь одного, другие обидятся... Я люблю Марлена Хуциева, Тарковского - готов его фильмы пересматривать, Петра Тодоровского. Вот, если хотите, - троих люблю. Остальных уважаю.

    

- А чего недостает нашим молодым режиссерам?

- Я считаю, что нельзя давать советы в искусстве. Каждый должен снимать так, как он видит. Человек может быть талантливым, а может и не быть - но это его проблемы. Вмешиваться в чужое творчество нельзя.

    

- В чем секрет вашей работоспособности?

- В том, что я люблю телевидение. Телевидение - моя жизнь. Но мечтаю я выспаться. Сдать первые десять серий и выспаться.

Также в рубрике:

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;