Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 4 (7311) 24 - 30 января 2002г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Фестиваль "Лики любви"

Хрупкое счастье, дающее течь

Истории любви земной. Конкурс

Анастасия МАШКОВА
Фото Ирины КАЛЕДИНОЙ


А.Спиридович и Д.Горин. Ведут церемонию сердечно

По конкурсной программе такого фестиваля, как "Лики любви", можно судить о разных составляющих кинопроцесса. И тенденции эти можно описать не столько в терминах киноискусства, сколько психологии, социологии и даже геополитики. Снимают по-разному, но зачастую - об одном и том же.

Е.Кондулайнен. Общепризнанный секс-символ

Само слово любовь, как известно, применимо к самым разным оттенкам чувства - от нежности ребенка к матери, подарившей ему жизнь, до самоубийственной страсти любовников. В конкурсе настоящего фестиваля истории любви земной, то есть ведущей прямиком в семью и деторождение, явно брали верх - и числом, и качеством - над историями, повествующими о любовных приключениях, случайных встречах и внезапных расставаниях. Правда, вот с деторождением в подобных сюжетах становится все проблематичнее. Видимо, число женщин-режиссеров, увеличивающееся год от года, уже реально повлияло на тематику мирового кино: сугубо женские проблемы теперь выносятся на обсуждение наряду с эмоциями. Отважная Фрауке Фоккема из Нидерландов, чей фильм с симптоматичным названием "Весна никогда не наступит" первенствовал некогда на самых первых "Ликах любви", рискнула приоткрыть в ленте "Объезд" дверь в свою личную творческую лабораторию. Три персонажа, определяющих интимную биографию всякой женщины - то есть отец, законный муж и любовник, - у главной, вероятно, списанной с самого автора героини этой картины оказываются явно несостоятельны, не дают женщине реализоваться в самом сокровенном ее желании, то есть материнстве. Потеряв своего биологического ребенка, Джованна надеется быть оплодотворенной хотя бы интеллектуально, а посему преследует австрийского драматурга Томаса Бернхарда (кстати, реальное лицо). Мы об австрийских деятелях культуры теперь судим с опаской, чему немало способствовали фестивальные хиты минувшего сезона "Пианистка" и "Собачья жара". И Бернхард, то есть персонаж "Объезда", оказывается всего лишь фетишистом и занудой. Джованна должна будет вновь начать свою жизнь с чистого листа. Финал фильма несколько смешон, будто бы это анекдот: гений оказывается несостоятелен в постели. Анекдот не становится откровением, но тем, видимо, этот опыт известной кинематографистки и показателен.

О.Янковский и М.Жванецкий. Под стрелой любви

Проблемы юных дам, только входящих во взрослую жизнь, весьма востребованная тема в кино. Мы увидели две довольно броские, яркие, коммерческие картины на эту тему. Обе - из Британии. "Мечта" Микаэля Хилина - мелодрама, история современной Золушки. "Яма" Ника Хэма - жесткий триллер, нечто вроде истории Красной Шапочки, обернувшейся Серым Волком. Девочка из первой картины страдает оттого, что слишком красива для бедного промышленного городка, где она родилась, выросла, забеременела и готовилась выйти замуж. И вот, заприметив эталонную экспортную красоту этой дивной английской розы, злобные воротилы шоу-бизнеса пытаются сломать девочке жизнь. В другой картине англичанка, воспитанница элитной частной школы, наоборот, не так хороша собой, как "розы"-сверстницы, потому проявляет чудеса интриганства и цинизма в борьбе за "элитного" самца. Такое вот зеркальное отражение двух девичьих историй. Первая лента добра, но и откровенно фальшива: как-то не верится, что ресурсы женской психики и организма до такой степени бездонны и героиня "Мечты" готова возродиться после любой подлости окружающих. В нутряной демонизм женской натуры ("Яма") тоже как-то не хочется верить, но благодаря юной американке Торе Бернч (прославившейся ролью дочери главного героя в "Красоте по-американски") в эту вариацию на тему "а если и это любовь" можно хотя бы вчувствоваться, вжиться. И даже приятно содрогнуться от безумного наворота сюжета.

А.Гуськов и Л.Вележева. Президентская пара фестиваля

Очень любопытный тематический "дубль" конкурсной программы составляют и два "семейных портрета в интерьере". Это словенская лента "Хлеб и молоко" Яна Цвитковича, отмеченная призом за лучший дебют на МКФ в Венеции, и новый фильм Догмы "Слишком длинная ночь" от норвежского режиссера Моны Д.Хоэл. "Слишком длинная ночь" повествует о том, как большая норвежская семья собирается на Рождество в арендованном на праздники коттедже. Отец семейства - алкоголик, мать - циничная манипуляторша. Есть такая печальная шутка: брак в состоянии полураспада может существовать пятьдесят и более лет. Дети, выросшие в подобном браке (а их у горе-родителей аж четверо), демонстрируют богатую психологическую и психосоматическую проблематику от истерии до гинекологических расстройств. Но совершенно новую ноту в это очередное исследование душевных проблем западноевропейского общества по Догме вносят посланцы из Европы Восточной: одна из дочерей замужем за поляком, на Рождество в норвежский лес приезжают его престарелые родители. У них тоже есть свои трудности, но вот понять, как может считаться сколько-нибудь серьезной проблемой пристрастие к выпивке, старенькие поляки не могут: "Слушай, сынок, у них что, настоящих проблем не хватает?".

С.Чиаурели и Г.Данелия. Двоюродные сестра и брат

"Хлеб и молоко", картину в высшей степени тонкую, нежную, изящную при всей ее постановочной скромности, при скупом черно-белом изображении, на мой взгляд, портит именно пространный реестр "настоящих проблем" посткоммунистической Европы. Тут вам и забастовка в больнице, и безработица, и наркомания, и жутковатые задворки большого города - свалки, питейные заведения, забитые до отказа, и безлюдные магазины. Тут и пропивать, кажется, уже нечего, а все равно: отец пьет, сын - героиновый наркоман. Мать пребывает за гранью нервного срыва. И все равно это семейство вызывает куда больше симпатии, нежели семья из Норвегии. Тут другая драма разворачивается: не выдержал человек схватки с обстоятельствами, что-то истончилось, увяло в нем, что-то сломалось. Все-таки это очень хрупкая конструкция - человеческая жизнь. Никогда не знаешь, не определишь, почему, доселе благополучная, она внезапно "дает течь". Финал "Хлеба и молока" неожиданно оптимистичен: все три героя, то есть вся семья, неожиданно встречаются в одной больничной палате. Дело даже не в том, что они, слава Богу, хоть в больнице, а не на кладбище. Они по-прежнему одна семья (и это подтверждает весь ход картины, вся медленно раскручивающаяся цепь злоключений главных героев), они и в кризисе вместе. И это единственное, что помогает трем словенцам выдержать натиск "настоящих проблем". Вот если бы на другом конце Европы могли также ценить то немногое, что отпустила судьба, когда счастье - это отсутствие несчастья. Впрочем, в финской картине "Несчастливая любовь" мы видим очень показательную историю "воспитания чувств" одного горячего парня. Был алкаш и шантрапа, а потом родил сына, после чего завязал с водкой и даже на работу устроился. Скучная такая жизнь, обывательская. Но и то лучше, чем саморазрушение.

Мюзикл из Чехии "Бунтари" с самого начала фестиваля грезился публике запланированным "светлым пятном" в противовес депрессивному ряду европейских лент (индусы, правда, внесли в этот ряд свою, также ожидаемую ноту оптимизма и высокого эротизма). "Светлуха" эта оказалась довольно неожиданной, парадоксальной. Лав стори на пороге военной операции 1968 года. Пиво, рок-н-ролл и джинсы как протест против скучной "совковой" действительности. Мечты о Сан-Франциско, где угнетенные чехи смогут без проблем заниматься свободным предпринимательством, строить семью и вообще "жить-поживать да добра наживать". И не беда, что посредством рока и "джинсовой культуры" молодежь в том же самом Сан-Франциско выражала протест против буржуазных ценностей, которым готово присягнуть юношество из страны реального социализма. Где там левые, где там правые - не разберешь. В остатке - старые добрые истины. Для кого-то - буржуазные ценности. Семья, дети, связь поколений. Как бы ни сбрасывали их с корабля современности радикальные интеллектуалы, все равно на другом конце мира им готовы пропеть гимн иные кинематографисты.

Также в рубрике:

ФЕСТИВАЛЬ "ЛИКИ ЛЮБВИ"

КНИГИ

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;