Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 50 (7110) 25 - 31 декабря 1997г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25№26№27-28
№29-30№31№32
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Судьбы

Артур, Ядвига и Анна

СЕМЕЙНЫЙ КРУГ

Лариса КАЗАНСКАЯ
кандидат искусствоведения
музыковед


Все чаще в России и за рубежом звучит музыка Артура Лурье. Глава музыкального футуризма в Петербурге, затем заведующий Музыкальным отделом Наркомпроса, научный сотрудник петроградского Института истории искусств, Лурье 17 августа 1922 года на пароходе "Гакен" отплыл из Петрограда в заграничную командировку и стал "невозвращенцем". С тех пор надолго его имя и музыка были вычеркнуты из истории русской культуры. Но время все расставило по своим местам. С конца 80-х годов сочинения Лурье вновь стали исполняться, а его личность и разносторонняя деятельность композитора, музыкального критика, музыкально-общественного деятеля привлекает пристальное внимание исследователей. Постепенно исчезают "белые пятна" в биографии одного из представителей русского музыкального авангарда.

В 1917 году, уже будучи известным композитором и пианистом в петербургской среде художников, поэтов и музыкантов, группировавшихся вокруг артистических кабаре "Бродячая собака" и "Приют комедиантов", успев обратить на себя внимание Ф.Бузони, Р.Штрауса и удивив "до восторга" вождя итальянских футуристов Ф.Маринетти, Артур Лурье создает фортепианный цикл "Рояль в детской".

В нем восемь программных пьес с бесхитростными, по-детски чистыми и наивными образами: "Фарфоровое пастбище", "Трепачок", "Пай", "Бяка", "Бука", "Бай", "Грибной дождик". В последней пьеске использована мелодия детской польской песенки "Влез котик на забор".

"Рояль в детской" (предтеча "Детской музыки" С.Прокофьева) иллюстрирует тот новый музыкальный стиль, ту новую графичную и линеарную фортепианную фактуру, о которых композитор размышлял еще в 1912 году: "Взгляды мои на фортепиано несколько видоизменились... Мечтаю о графическом обосновании фортепианной игры. Совершенно сознательно отказываясь от колористических задач, даже больше, исключая колорит и красочность, оставляю лишь интерпретацию... Меня волнуют чисто теоретические вопросы современного искусства, чувствую потребность в абсолютно субъективных приемах работы... Я бы назвал хорошей такую технику, которая дает возможность воплощения рождаемой творческой идеи наиболее совершенным, быстрым и легким способом".

Этот модернистский опус оформил художник П.В.Митурич.

В скромных рамках детского цикла Лурье реализовал творческую задачу, подобную тем, что осуществили его соратники по авангарду - художник В.Татлин и поэт В.Хлебников. Позже Лурье вспоминал: "Конструкция стала фетишем Татлина: на холстах он строил все, соединяя самые неожиданные формы и материалы... В каком-то смысле образ Татлина сохранился в моей памяти рядом с образом Хлебникова. В области пластических форм и линий Татлин обладал той же творческой непосредственностью, свежестью восприятия и остротой выдумки, какой обладал Хлебников в области слова. Я очень любил линию Татлина".

А посвящено это оригинальное, новаторское сочинение двухлетней дочери Лурье. "Анночке, доченьке-милушке с почтительнейшей любовью и нежностью Артур Лурье. Петербург, январь, 1917" - такое посвящение дано на отдельной странице нотного издания.

С тех пор минуло восемьдесят лет. И вот мы беседуем с Анной Артуровной в ее уютной квартирке в спальном районе юго-запада Петербурга, где она живет с дочерью Ириной и внучкой Светланой. Анна Артуровна - изящная, исключительно доброжелательная женщина, подвижная и молодая, вопреки своему солидному возрасту. Она прожила нелегкую жизнь. Рассказывая о минувшем, она показывает мне те немногие семейные реликвии, которые бережно сохранила: фотографии, открытки, книги.

Родители Аннушки поженились 4 июня 1913 года в деревне Антоновка под Одессой. Здесь три года подряд (1912 - 1914) в доме родителей своей невесты, а затем жены Ядвиги Марии Цыбульской проводил лето Артур Лурье.

В этом гостеприимном доме, окруженном садом, он отдыхал, читал, размышлял, сочинял музыку. Из Антоновки Артур писал своему близкому петербургскому другу Ивану Ивановичу Яковкину: "Первые дни моего пребывания здесь протекают крайне безмятежно, воистину пасторально. Здесь настолько хорошо, что я целый день надоедаю Ядвиге Вильгельмовне жалобами по поводу того, что Вас здесь нет. Если б только Вы захотели приехать! Через несколько дней начну немного работать. Пока съедаю неимоверное количество черешен и выпиваю море молока".

Отец Ядвиги - Вильгельм Цыбульский - за участие в польском восстании 1863 года был сослан на Кавказ. Отбыв наказание, он поселился в Антоновке, где ему осталась в наследство небольшая усадьба с домом, садом и хозяйством. Здесь он жил с родителями, женой и детьми. В семье строго соблюдали порядок, обычаи, исполняли обряды римско- католической церкви. 28 ноября 1888 года у супругов Цыбульских родилась дочь Ядвига Мария.

Умная, серьезная, разносторонне одаренная девушка по окончании гимназии в Одессе уехала в Петербург, где стала слушательницей историко-филологических курсов Раева. Одновременно она брала уроки фортепианной игры у консерваторского профессора. (К сожалению, в ее документах не названо имя фортепианного педагога.) По воспоминаниям Анны Артуровны Ядвига, была замечательной пианисткой, вечерами подолгу играла Шопена, Скрябина, Бетховена, Рахманинова, прекрасно импровизировала. На ее рояле среди любимых, постоянно играемых сочинений лежали и ноты "Рояля в детской".

Артуру Лурье было хорошо в Антоновке, о чем он сообщал Яковкину: "Уж целый месяц я нахожу все большее очарование в безмятежном созерцании. Я научился брать радость из всего вокруг: красота лунной ночи в степи, шелест камыша у речки и яркая симфония красок южного заката. Меня приводят в особенный восторг... лягушки. Я провожу часы в сумерках у темного пруда, вслушиваясь в их мистические хороводы. Быть может, в эти минуты мистического претворения реальной природы Чюрленис был мне доступнее и ближе, чем когда бы то ни было. Практическим результатом моей месячной идиллии является "лягушиная" прелюдия". Из другого письма: "Здесь лето в самом разгаре. В последние дни я вкушаю блаженство безделья, хочу отдохнуть перед отъездом, отдохнуть от... тоски и сплина".

В письмах Лурье к Яковкину многократно упоминается Ядвига Вильгельмовна: значит, его жена была принята в круг его ближайших друзей и единомышленников.

Католичка Ядвига Вильгельмовна, видимо, оказала влияние на Лурье в его обращении к католицизму. Ведь именно в 1912 году, когда Артур провел свое первое лето в Антоновке, он крестился в Мальтийской капелле в Петербурге. А 8 июня 1913 года он писал из Антоновки: "Мы здесь застали довольно большое общество, в котором два благочестивых отца (один совсем молодой) помогают мне в моем религиозном рвении".

В тревожном революционном ноябре 1917 года Артур подарил своей жене семь прелестных открыток (неделя) К.Сомова, заполнив их нотными строчками. На одной из них - знаменитый грегорианский хорал "День гнева" ("Dies irae"). Эти музыкальные послания - небольшой, но важный штрих, говорящий о теплоте человеческих отношений, дружеском доверии и музыкальном согласии душ.

Анна Артуровна родилась 18 марта 1915 года в Одессе. Маленькую Анну молодые занятые родители отвезли на воспитание к дедушке и бабушке. К тому времени Цыбульские жили не в Антоновке, а в Балтах. Девочке было хорошо в уютном доме с хорошо налаженным хозяйством в спокойном южном городке. Дом окружал большой сад. Кроме того, бабушка держала шесть коров и другую живность. Родителей своих девочка не видела. Артур Винцент Лурье продолжал учиться в Петербургской консерватории у профессора М.Н.Бариновой по классу фортепиано, сочинял музыку, писал статьи, выступал с докладами, был одним из активных деятелей русского авангарда. Его опекали Ф.Сологуб, Л.Андреев и Николай Иванович Кульбин, "отец русского футуризма". Среди его соратников были Б.Лившиц, Д.Бурлюк, В.Каменский, М.Кузмин, В.Хлебников, Н.Пунин и другие.

Возможно, отец и приезжал посмотреть на свою дочку. Ведь не случайно возник детский цикл с таким трогательным посвящением.

Но с тех пор, как Анна себя помнит, с отцом она не встречалась. И мать свою она впервые увидела лишь году в 1920-м, когда в разгар гражданской войны Ядвига Вильгельмовна с большим трудом приехала в Балты навестить родителей и дочь. В октябре 1921 года в Москве был расторгнут брак между Артуром и Ядвигой Лурье (фактически он распался гораздо раньше). Но бывшие супруги сохранили уважительные, добрые отношения. Артур присылал из Парижа письма и небольшие посылочки с крупой и одеждой. Ядвига Вильгельмовна дружила с жившей в Москве сестрой Артура Бертой - красивой, обаятельной женщиной, искусной рукодельницей.

С 1919 года Ядвига Вильгельмовна работала секретарем художественной части МУЗО Наркомпроса. С 1921 года она жила в Москве. Вскоре к ней сестра привезла восьмилетнюю Анну: родительского дома в Балтах не стало. Большевики реквизировали дом. Дедушка, не выдержав такого потрясения, умер. Цыбульские уехали в Польшу. Ядвига и Анна Лурье поселились в Большом Патриаршем переулке, в доме N 8, в сырой комнате на первом этаже. Помимо службы, Ядвига Вильгельмовна прирабатывала дома уроками музыки.

Анну мама отдала в Опытную школу эстетического воспитания Н.И.Сац. Здесь детей обучали восприятию музыки, ритмике, пластике, привлекали к участию в постановках Детского театра. Но вскоре эту замечательную школу закрыли, как не соответствующую задачам пролетарского воспитания. Анна стала посещать обычную советскую школу. Она росла веселой, непоседливой и даже шаловливой девочкой. Маме не удалось увлечь ее занятиями музыкой. Живой девочке больше по душе был спорт, и она стала чемпионкой школы по легкой атлетике. А еще ей нравилось летом с классом ездить в пионерский лагерь. Это время Анна Артуровна вспоминает как очень счастливое.

Среди детских светлых воспоминаний и мамина игра на рояле, ее импровизации, и совместные с ней посещения концертов в Большом зале консерватории.

30 августа 1930 года Ядвига Вильгельмовна умерла от инсульта. Девочка осталась сиротой: отец за границей, бабушка в Польше, а с ленинградскими родственниками отца у Анны контактов не было. И лишь тетя Берта помогала советами, немного подкармливала.

Узнав о смерти своей первой жены и о том, что Анна осталась одна, Артур Лурье прислал дочери из Парижа письмо с предложением приехать к нему. В конверт он вложил свою фотографию с надписью: "Моей дорогой дочке Анке. Артур. Париж, январь 1931". С юношеским максимализмом девушка- подросток, никогда не видевшая отца, ответила ему, что до тех пор, пока он не вернется на родину, никаких отношений между ними быть не может. Так оборвалась тонкая ниточка, связывавшая отца и дочь. Пятнадцатилетнюю сироту определили в ФЗУ учиться на токаря по металлу. Но по специальности Анна проработала недолго. Одна из маминых подруг устроила ее секретарем в Комитет по высшему образованию. Затем Анна поступила в Институт мясной промышленности - в другие институты ее документы не принимали из-за отца-эмигранта.

Учебу прервали война и эвакуация на Урал. Вернувшись в Москву, Анна продолжила учение в институте, который окончила в 1946 году и получила направление на Ленинградский клеевой завод. На этом заводе она познакомилась со своим будущим мужем Степаном Ивановым, обрусевшим греком. В 1947 году они поженились, а в 1948-м у них родилась дочь Елена, в 1954-м - дочь Ирина.

Став Ивановой, потеряв связь с отцом, Анна Лурье-Иванова исчезла из поля зрения не только музыкально- художественных кругов, но и родственников. Ирония судьбы: двадцать лет она работала на "Ленфильме" в цехе обработки кинопленки со своим двоюродным братом Георгием Варгиным. Оба даже и не подозревали о своем родстве.

Артур Лурье умер в 1966 году в Принстоне (под Нью-Йорком), не ведая, что его дочь выросла замечательной женщиной, мужественно преодолевшей все жизненные невзгоды, что у него две очаровательные внучки.

В начале девяностых годов старшая дочь Анны Артуровны Елена, будучи в Киеве, у одного из пассажиров троллейбуса увидела книгу М.Кралина "Артур и Анна", разыскала и купила ее. А затем Ирина в Публичной библиотеке прочла объявление о встрече с автором этой книги Михаилом Кралиным. Благодаря Кралину об Анне Лурье-Ивановой вскоре узнали и ленинградские родственники, и литературно- музыкальная общественность. Весть о ней дошла и до Америки, до Ирины Александровны Грэм, литературной сотрудницы и друга А.Лурье. Грэм позвонила Анне Артуровне с предложением начать хлопоты о наследстве Лурье. Однако бюрократические препоны оказались столь значительными, что Анна Артуровна отказалась от этой затеи и по-прежнему живет лишь своими трудами и на свою скромную пенсию.

Анне Лурье не довелось учиться музыке, но привитая ей матерью любовь к этому лучшему из искусств, потребность в посещении филармонических концертов украшают ее жизнь. Она и сейчас по возможности посещает филармонию, театры, музеи, много читает. Анна Артуровна оказывает бескорыстную помощь исследователям в изучении жизни и творчества ее отца.

Ядвига и Анна Лурье, мать и дочь, подобно двум кометам, пусть ненадолго, но ярко осветили многотрудную жизнь композитора Артура Лурье и заняли свое, может быть, и скромное, но достойное место в его творческой судьбе.

Также в рубрике:

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;