Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 7 (7118) 26 февраля - 4 марта 1998г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Музыка

Московскую "Жизель" встречая

БОЛЬШОЙ В МАРИИНКЕ

Вера КРАСОВСКАЯ
Санкт-Петербург


Для того чтобы полнее было представление о том, как прошли гастроли балетной труппы ГАБТа в Мариинке, мы попросили отрецензировать их сразу двух балетных критиков. Два взгляда - это всегда интересно, особенно если смотрят представители разных поколений. О новой версии "Жизели" рассказывает мэтр нашего балетоведения Вера Михайловна Красовская, о гастролях в целом - постоянный обозреватель нашей газеты, молодой критик Юлия Яковлева.

И снова жива Жизель... Правильно ли поступило руководство Большого театра, поручив эту роль девочке, только что выпущенной из школы? Сдается - правильно! Восемнадцатилетняя балерина отважно погружается в водовороты романтической мелодрамы, кипящие вот уже полтора столетия на мировой сцене. Подчас Светлана Лунькина смазывает текст. Так случилось в вариации первого акта: она не довела до конца виртуозный ход по диагонали вприпрыжку на пальцах одной ноги. Опытные танцовщицы завершают этот ход элегантным росчерком другой ноги и устремляют вариацию к финалу. Элегантность вообще-то исключает естественность, а Лунькина естественна на диво: ее танец легок, как дыхание. Пусть ему еще предстоит отлиться в ту или иную собственную форму, обрести свою, неповторимую манеру, свой стиль. Пока же он доверчиво чистосердечен и больше всего напоминает танец Жизели - Екатерины Максимовой в самом начале ее блистательного пути. Подобно тому, как Галина Уланова, покидая сцену в 1960 году, "вручила" эту роль Екатерине Максимовой, так в 1998 году Максимова наверняка вспоминала свой дебют, передавая права наследства той, что продолжит праздничный ряд русских исполнительниц.

Любопытно, что Владимир Васильев, обновляя этот балет с помощью талантливого художника Сергея Бархина, ненавязчиво подчеркнул штрихами танца его французское происхождение. Заметно усилена роль кордебалета и тем приближена к первоисточнику. Вполне в традициях Мариуса Петипа автор новейшей московской версии балета почтительно подхватил и развил танцевальные мотивы создателя "Жизели" - Жана Коралли. В частности, это мотив "молитвы" вилис. Симметричные группы танцовщиц, опустившись на одно колено, мерно склоняются вперед и откидываются назад, несколько раз кряду повторяя мерное движение. Заметим в скобках: спустя два года Коралли воспользовался тем же мотивом для женского кордебалета в "Пери" Бургмюллера; Владимир Васильев явно держал в памяти старинную зарисовку этого танца...

В первом акте "Жизели" Васильев сохранил вальс сборщиц винограда и, отказавшись от вставного pas de deux, опять-таки расширил права демихарактерного кордебалета. Здесь заодно с хореографом - всемирно прославленный законодатель высокой моды Юбер де Живанши: он выступил впервые в качестве художника по костюмам в балетном спектакле - событие, само по себе из ряда вон выходящее. Он смело поддержал желание современного хореографа "тиражировать" поэтический образ юной героини и одел всех участниц в костюмы одинаковой формы и цвета. Очевидной моделью послужил портрет Карлотты Гризи - первой Жизели. Танцовщицы в желтых костюмах с оранжевой отделкой напоминают фарфоровые статуэтки романтической эпохи; солнечный колорит первого акта контрастен лунно-голубому освещению второго.

У Юбера де Живанши нет зеленых гирлянд на белоснежных, туманно-воздушных одеждах вилис, музыке и танцу доверено симфонизировать образы любви и смерти в их борьбе за душу героя бессмертного балета. Исполнитель роли графа Альберта Николай Цискаридзе с виду похож на красавца Люсьена Петипа - партнера Карлотты Гризи. Аккуратно воспроизводя текст своей партии, усложненный поколениями покорителей зала, он все же бывает порой равнодушен к поэтической сути внутреннего преображения героя.

Примечательную трансформацию претерпел образ лесничего Иллариона. Безответно влюбленный в свою односельчанку Жизель, этот герой обычно демонстрировал лишь приметы мелодраматического злодея и не пользовался ничьей симпатией - ни на сцене, ни в зале. Васильев сочинил и для Иллариона танцевальный монолог, своего рода момент лирического самораскрытия. Здесь классическая основа движений танца тоже требует от актера-танцовщика проникнуть в душевную драму героя, передать искренность его неразделенной любви. Александр Петухов изображает Иллариона с повадкой и выправкой солирующего профессионала и куда меньше поглощен невзгодами, выпавшими на долю этого интересно обновленного персонажа.

Образ Мирты - повелительницы вилис - требует виртуозного владения классическим танцем. Мария Александрова достаточно уверенно танцует. Она рельефно выполняет комбинации трудного танцевального рисунка. Хотелось бы все же большей выразительности, экспрессивности интонаций: Мирта ведь не только труженица танца - с ней и ее подружками на сцену врывается как-никак мистическое дыхание потустороннего... А тут Мирта, взяв в руки бутафорскую ветвь жасмина - магический жезл, символ власти, - осмотрительно проверила механизм, чтобы сработал, когда этой ветке придет пора сломаться, как только ее обладательница подступит к кресту над могилой Жизели...

Васильев поставил "Жизель" не потому, что усомнился в традиции. Для того, чтобы обновить и продолжить ее. Он сделал это с выдумкой и со вкусом. Тем спектакль привлек и самых предубежденных петербургских балетоманов. Ну а люди непредубежденные оценили достигнутое вполне.

Новое, обещающее, влекущее олицетворяет на сцене больше всего сама Жизель, поэтичная у Светланы Лунькиной.

Такой балет, как "Жизель", не нуждается в актерских импровизациях. Но он живет в импровизационной легкости танца. К такой свободной жизни в строгих "основах" академической образности идут, должны идти и другие лучшие исполнители - имитируя "романтический беспорядок" на образцовой сцене, а не претворяя в усердных потугах интересное, творческое задание постановщика-мастера.

Также в рубрике:

БОЛЬШОЙ В МАРИИНКЕ

ФЕСТИВАЛЬ

КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;