Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 26 (7137) 16 - 22 июля 1998г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Первая полоса

Игра в кости-2

Марина КОЛДОБСКАЯ


Наши мертвые - как часовые

    

В. Высоцкий

17 июля в Петропавловском соборе найдут последний (будем надеяться, что последний) покой останки семьи последнего российского императора Николая Романова с семьей. Если верить Пушкину, верный признак русского патриотизма - "любовь к отеческим гробам", и ажиотаж вокруг царских костей надо понимать именно как попытку найти, наконец, формулу этой любви. И очертить тем самым границы "родного пепелища".

За право считать "своим" пепелище Российской Империи спорили многие. Прежде всего, конечно, Президент Ельцин - как ее правопреемник. Законный или незаконный - вопрос деликатный, но именно поэтому Борису Николаевичу особенно хотелось придать похоронам статус официального государственного мероприятия в духе Примирения и Согласия (об этом наша газета писала неоднократно. В частности, "Игра в кости", N 8, 05.03.98 ). Похоронить Романовых по-царски и быть на этом скорбном торжестве главным - значит лишний раз откреститься от коммунистического прошлого, польстить тем, кто видит в Российской Империи утерянный земной рай. А таких нынче много - говорить о "свинцовых мерзостях" царской России, из-за которых произошла заварушка в 17-м году, нынче немодно. (В сущности, это вполне большевистские иллюзии, с той только разницей, что большевики видели счастье впереди, в будущем, а нынешние патриоты-монархисты - в прошлом).

Другим главным претендентом на право распоряжаться романовскими останками стала РПЦ, которая никак не могла согласиться с тем, чтобы светская власть перехватила у нее царственных мучеников. Изрядно потрепав чиновникам нервы вопросом "А те ли кости?", высшие иерархи в итоге решили в церемонии не участвовать. Почему - на этот счет злопыхатели выдвигали разные версии. Политическая: предполагается, что Священный Синод решил на всякий случай дистанцироваться от нынешнего режима (власти, знаете ли, приходят и уходят, а Церковь остается, и со следующими властями, кем бы они ни были, тоже придется как-то ладить). Прозаическая: якобы цена, которую РПЦ запросила за Примирение и Согласие, оказалась неприемлема для Президента. Есть и романтическая: синод на самом деле не поверил, что кости - царские. В итоге официальное предложение РПЦ - похоронить находку Гелия Рябова просто как жертв террора и воздвигнуть на могиле памятную часовню. Лично мне эта идея кажется по-человечески самой правильной: почему, собственно, царя жальче, чем других? Но для Бориса Ельцина это был чувствительный удар: слияния нации в экстазе всепрощения не будет.

Идеологический спор осложнился географическим: за царские кости спорили три столицы: первопрестольная, культурная и уральская. Помимо естественного желания заполучить туристскую достопримечательность, тут сказались и политические амбиции регионалов (которые в ближайшем будущем станут, видимо, главной интригой в политической жизни страны). Эдуард Россель, надо сказать, выглядел не слишком серьезно. Он публично высчитывал, сколько процентов царских останков (90, кажется) уже превратилось безвозвратно в уральскую землю, и пытался состязаться в политическом арм-рестлинге с Борисом Ельциным. Результат известен: не бывать пока Екатеринбургу столицей Евразии.

Юрию Лужкову в споре пришлось, пожалуй, труднее всех. С исторической точки зрения, первопрестольная - вполне подходящее место для захоронения бывшего царя: в Архангельском соборе Кремля упокоились его предки и предшественники. Но дело осложнилось: во-первых, ревность Президента к московскому мэру общеизвестна. Во-вторых, в трехстах метрах от собора на Красной площади лежит незахороненное тело В.Ульянова (Ленина). Ельцину, как мы помним, мечталось решить проблему одним пакетом: Ленина вытащить со святого места и закопать, Романовых откопать и в святое место водворить. Но "разобраться" с телом Ленина решительно не получилось. А в условиях этого места и времени совершенно ясно - или убитый, или убийца. У нас, конечно, политический постмодернизм, но не до такой же степени.

Так что выиграл спор питерский губернатор Яковлев, который держался скромно, политических амбиций не выказывал, а по-пионерски рапортовал, что он всегда готов. В итоге все-таки получилось что-то вроде Примирения и Согласия: Москве - Ильич, Питеру - Николай. Москва, таким образом, как бы наследует Советской России, Петербург - царской. (Что лучше, сказать не берусь: хрен редьки не слаще). В целом решение мудрое: Петербург - это красиво, прилично и политически нейтрально. В призрачных классицистических декорациях "северной столицы" вся эта суета с костями сама собой перетечет из области грязной политики в область чистой эстетики, скандал превратится в ритуал.

Есть тут момент, на который ни пресса, ни официальные идеологи внимания не обратили. В споре о похоронах Николай Второй трактовался именно как самодержец, а вовсе не как гражданин Романов. Эту версию подтверждает решение Госкомиссии похоронить прах Романовых в Петропавловском соборе - традиционной усыпальнице российских императоров. Таким образом, отменяется не только большевистский террор, но и результаты февральской революции (о ней и публика, и правительство, похоже, начисто забыли). А это, если вдуматься, означает, что страна, в которой мы живем, неявно признается монархией, а вовсе не республикой. Наблюдательного человека это, впрочем, не удивит.

Надо сказать, что мирных обывателей от этой малоприличной возни с костями подташнивало - и от политической торговли, и от потуг сделать из них национальную святыню. "Ах, да сделайте с ними что угодно, только дайте им, наконец, покой! Уберите с глаз долой!" Ну вот убрали - затяжной политический скандал кончился банальным светским мероприятием, даже не слишком помпезным. Петербург получил еще одну туристскую достопримечательность. Россия не получила ни Примирения, ни Согласия. И это хорошо, потому что в общественной жизни нет ничего вреднее, чем иллюзии.

Также в рубрике:

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;