Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 32 (7289) 23-29 августа 2001г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25№26№27-28
№29-30№31№32
№33№34№35
№36№37№38
№39    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Театр

ВИКТОР АВИЛОВ: "Я не люблю "светиться"

Беседу вела Татьяна ПЕТРЕНКО
Фото А.СЕМАШКО


В.Авилов

Ему не было плохо во время спектакля. Он не падал на сцене в пугающей тишине зала. Просто становилось все хуже и хуже, и росла температура. Когда врачи определили, что с ним, она достигла сорокаградусной отметки. Виктор АВИЛОВ лег в больницу. Думал, недели на две. В палате только рассмеялись: "Ты, парень, загремел минимум на полгода". Он пробыл в стационаре девять месяцев. Поправился, но получил инвалидность II группы и пропустил целый сезон. За время болезни его роли отдали другим, вышло много премьер без него. Актер, на которого валом валила публика, граф Монте-Кристо, у которого отбоя не было от поклонниц, играет сейчас всего три роли.

    

- Вас устраивает такой график, вы ведь были заняты почти во всех спектаклях?

- Вначале я действительно играл во всех спектаклях. Первый раз мне не нашлось роли в "Старом доме", потом в "Русских людях". Тут вообще казус случился. Режиссер Валерий Белякович предложил мне примерить форму. Я оделся, а волосы под пилотку не помещаются. Ну что это за боец такой с патлами до плеч. Следующий облом произошел в "Трактирщице". Режиссер говорит: "Вить, померь колготки". Я влез. Ребята со смеху давятся. Из-под камзола ножки-спички в фиолетовых колготках. Появлялись и другие спектакли без моего участия. В то же время у меня было множество крупных ролей: Мольер, Гамлет, Воланд, Калигула, Беранже, Ихарев, Ланцелот.

    

- Вам не хочется что-то посоветовать артистам, которые сейчас играют ваши роли?

- Нет. Я знаю, что им будет обидно выслушивать мои замечания. Вряд ли они побегут что-либо менять в своих работах, а вот чувство раздражения в мой адрес обязательно появится. Так зачем же мне подставляться?

    

- Желания вернуть свои роли не возникало?

- В нашем театре существует правило: если актер вводится на роль, если он тратит время, силы, нервы, то эту роль у него никто не отбирает. Он продолжает играть ее в очередь.

    

- Но ведь вы и в очередь не играете?

- Если честно, я особенно и не рвусь. Пусть играют другие. Был период, когда у меня через день были сплошь главные роли. Я отыгрывал спектакль, мчался на вокзал, ночь в поезде, днем съемки в Питере, вечером опять поезд. Едва успевал домой заскочить, а вечером опять спектакль и опять поезд. Сейчас я бы такой график тоже выдержал, но зачем? Кому это нужно? Как пел Высоцкий, "я себе уже все доказал".

    

- Врачи не говорили, что с актерством пора завязывать?

- Будь я забойщиком, мне бы запретили даже думать о работе, а от актерской профессии у многих остается ощущение легкости, впечатление, что бабочки порхают по сцене. Я же знаю крепких, мужественных людей, которые мне говорили: "Ну ты силен, я бы не смог работать на публике три часа кряду". Конечно, существуют и более трудные, и более опасные профессии, но сложность нашей заключается в том, что, как бы ты себя ни чувствовал, в семь часов вечера ты обязан выйти на сцену. Публику не интересует, болит ли у тебя сердце, сдают ли нервы, - сегодня ты Ланцелот, так будь героем. На сцене происходит такая мобилизация сил, что спектакль отыгрывается на полном накале. Зато после спектакля я - как выжатый лимон.

    

- Отдыхать в день спектакля не пробовали?

- Это бесполезно. Помню, мы как-то поехали с ребятами на рыбалку. Всю ночь гуляли. Зорьку встретили. Потом автобус, электричка, метро. Дома рюкзаки побросали - и в театр. Вечером два спектакля, причем физически очень трудные. Перед первым выходом у меня ужас был в глазах, а прошел на "ура", второй еще лучше. Бывает и наоборот: выспишься, приходишь отдохнувший, а спектакль идет тяжело.

    

- Получается, что один и тот же спектакль каждый раз идет по-разному?

- Я не ставлю перед собой задачу быть разным, непредсказуемым, так же, как и не пытаюсь сыграть сегодня один в один, как вчера. Рассчитать тут что-либо невозможно. Внутренний душевный настрой не запрограммируешь. Одно могу сказать: плохо я играть себе не позволяю.

    

- После Монте-Кристо в Голливуд вас не приглашали?

- Чего не было, того не было, а вот на Бродвей очень давно звали. Тогда это предложение показалось мне нереальным. Я даже не сразу понял, о чем идет речь. Мы говорили на разных языках, мы жили в разных мирах, да мы вообще были с разных планет. Такого в природе не могло быть, чтоб русский актер работал в Америке.

    

- Кто ж упускает такую возможность? Сыграли бы там, потом в другом городе, в другой стране. Глядишь, сейчас были бы известны всему миру.

- Да не умею я выпячиваться, светиться всюду. Меня тут просили сообщить сведения о себе, анкету заполнить. Говорили, что это нужно для компьютерного банка данных, а я не послал. Не специально, конечно, просто как-то недосуг было. И нельзя сказать, что сильно занят. Сейчас у меня три спектакля: "Старые грехи" по чеховским рассказам, "Сон в летнюю ночь" и "На дне", - а вот так и не собрался.

    

- Если не сильно заняты, может быть, пойдете в антрепризу?

- У меня есть несколько предложений. Одно очень необычное. Режиссер Олег Лещинер задумал некий сплав театра и кино. Часть действия снята на пленку и идет на экране. Потом экран гаснет и герои появляются на сцене.

    

- Вот и придется освоить новые сценические площадки, а то вы всю жизнь играли на одной - в Театре на Юго-Западе.

- Вовсе нет. Мы начинали с того, что в 80-м году объездили почти весь Крым. Из осветительных приборов у нас был один фонарь, который мы прозвали "лягушкой". Он мог сразу освещать большую площадь. Возили пьесу Мольера "Лекарь поневоле". Приезжали в какой-нибудь санаторий: "Мы артисты из Москвы. Можем показать вам вечером веселый спектакль". Нас кормили ужином. Иногда был кров, чаще ночевали под открытым небом. Да и потом театр регулярно выезжал на гастроли. Так что разные сценические площадки для меня не в диковинку.

    

- Для антрепризы сами какую-нибудь пьесу предложить не хотите?

- Я не силен в новинках. Вот у нашего Валерия Романовича хватает терпения, сил, интереса. Он читает огромное количество разной драматургии, а у меня на примете пока ничего нет. Однако от предложений не откажусь. Будут силы - справлюсь.

Также в рубрике:

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;