Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
АнтиКвар

КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МирВеры

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 50 (7110) 25 - 31 декабря 1997г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14  
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

Краски мира

Большое видится на расстоянии

"МОНПЕЛЬЕ-ДАНС"-97

Наталья ШАДРИНА
Монпелье - Москва


Что начинает делать уважающая себя администрация по завершении проведенного ею фестиваля? Разумеется, готовить следующий. Уже определена тема или, лучше сказать,"жанр" "Монпелье-данс"-98 - весьма своеобразный. Восемнадцатый фестиваль станет фестивалем... исключений.

"Это вовсе не претензия на исключительность, - говорит директор фестиваля Жан-Поль Монтанари. - Мы просто хотим показать спектакли, в которых есть нечто загадочное и странное". Исключения из правил обычно бывают куда занимательнее самих правил. Не исключено, что это правило сработает и на фестивале в Монпелье. Как бы там ни было, откроется он мощно. Незадолго до начала "Монпелье-данс"- 98 состоится мировая премьера очередной постановки Мэрса Каннингэма. И вот этот-то спектакль мэтра современного танца и покажут на открытии. Наверняка он будет как минимум загадочным. А как же иначе?

Международный фестиваль современного танца в Монпелье - из числа наиболее авторитетных. Есть фестивали, которые могут быть, а могут и не быть."Монпелье-данс" необходим - если б его не было, его следовало бы выдумать. Устроители демонстрируют непоказную озабоченность проблемами современного танцевального искусства и действительно сосредоточены на нем и только на нем. Здесь можно увидеть самые свежие постановки самых известных хореографов, вступить с ними в дискуссию, получить творческую консультацию и позаниматься у них в классе.

На монпельевских "круглых столах" - на последнем фестивале они шли практически ежедневно - показанные спектакли не сравнивают, им не дают оценок. Их сопоставляют, объединяют в некое "целое" при всей их разности и неповторимости. Мысль о том, что национальное и "личное" своеобразие сохраняется не благодаря изоляции от других культур, а, напротив, через сопоставление и сотрудничество, очень кратко и емко была выражена девизом "Монпелье-данс"-97 -"Далекое - близкое". Этому девизу, естественно, соответствовала и афиша фестиваля. Рядом с "просто" программой соседствовала "отчетная"- Парижской передвижной консерватории танца, созданной при Ассоциации содействия культурным связям. В Монпелье приехали вьетнамцы, индийцы, китайцы, камбоджийцы, колумбийцы... Все они представляли танцевальное искусство своих стран и в той или иной форме сотрудничали с Парижской передвижной консерваторией. В этом вавилонском столпотворении с завидной легкостью и дипломатичностью лавировал и управлял им директор фестиваля Жан-Поль Монтанари.

"Монпелье-данс"- тот самый случай, когда все не перечислить и не обозреть. Я выбрала три спектакля. На том основании, что все они очень разные и каждый представляет собой определенный тип. Вокруг этих трех могли бы быть "сгруппированы" все остальные постановки фестивальной программы. Танцпьеса Монье - своего рода сопротивление танцу. "Тарп!", напротив,- его утверждение. Танцпьесы Бердж - пример "содружества" современного минимализма со старинным ритуальным танцем.

Матильд Монье, руководитель Хореографического центра Монпелье, умеет удивлять. Она всегда неожиданна в выборе тем, предлагает нестандартные обстоятельства времени и места действия. "Отчетом о клинических наблюдениях" назвала Монье свой предыдущий спектакль. Его действие происходит в психиатрической лечебнице. В танцпьесе "Остановите, остановим, останови", показанной на нынешнем фестивале, хореограф делает зрелищем свой внутренний мир. "Остановите"- это монолог, поток сознания,"увиденный" взглядом, обращенным внутрь себя. Танцпьеса строится на конфликтности внутреннего мира. Замысел сложный: передать не только сиюминутные эмоции, подсознательную стихию чувств, возникающих на "голом месте", из ничего, но и ход, бег мыслей, хаотичных, мгновенно исчезающих, словно уносимых ветром, и навязчивых, возвращающихся вновь и вновь. Чтобы воплотить его, хореограф соединила танец и литературу, язык пластики и живую речь. "Рисунок движения и узор слова" в спектакле равноправны. Связанные только ритмически, они не иллюстрируют друг друга, а как бы восполняют свою недостаточность. Кажется, что автора литературного текста, писательницу Кристин Анго, не слишком и заботит его смысл. Она сосредоточена на другом - на музыке слова, его экспрессии, внутреннем ритме фраз. Музыкальность текста определила и музыкальность всей танцпьесы. Актер Матиас Жун, читающий текст, одновременно и музыкант-исполнитель, и музыкальный инструмент. Он говорит то стремительной скороговоркой, то медленно растягивая слова, то кричит, то переходит на шепот... Музыки же как таковой в спектакле почти нет. Есть небольшие "лирические отступления". Во время пауз- "остановок", как правило, в зонах повышенного ритмического напряжения вдруг возникают эти маленькие островки теплой льющейся мелодии (композитор Тошио Хозакава)- как медленные ритмы пробуждающихся воспоминаний.

Матильд Монье "выстраивает" пластический текст как бы на речевых приемах. Каждый жест, движение - смысловой знак, каждая композиция - метафора. Однако игру ассоциаций довольно сложно разгадать: они вариантны. Однако есть в "Остановите" один мотив очевидный, бесспорный, на нем, собственно, и держится все разыгрываемое действо. Это стремление человека преодолеть изначальную хаотичность своего внутреннего бытия. Внутренний мир хрупок, человек все время находится на грани потери душевного равновесия, в борьбе с самим собой. Тела танцовщиков почти всегда вне своей оси, словно канатоходцы над пропастью, они балансируют, стараясь сохранить равновесие и не упасть.

Сьюзен Бердж, француженка американского происхождения, вот уже пять лет работающая в Японии, показала в Монпелье танцпьесы "Зима" и "Весна" из экологического цикла "Времена года", которым, по собственному признанию, хотела еще раз напомнить о необходимости беречь природу - единственный источник жизни на Земле. Животрепещущая и, в общем, новая для искусства танца тема требовала, казалось бы, суперсовременных средств выражения. Однако Бердж пошла как раз в противоположном направлении, взяв за основу гагаку - японские средневековые мистерии, родившиеся из синтоистских религиозных церемониалов. Создавая свой спектакль, стремилась учесть все - традиции, образный склад мышления японцев, особенности национального характера и даже зрительского восприятия. Выразительные средства минимальны. Всего несколько танцевальных движений - но очень выразительных, емких. Свет, точнее светопись, создающая поразительные колористические эффекты. И музыка. Ее написал по просьбе Бердж синтоистский священник, композитор Томихиса Хида. Он разрушил торжественное спокойствие старинной обрядовой музыки, сменив ее церемониальный "шаг" на экспрессивный, динамичный современный ритм, и вывел ее из-под сводов храма.

В глубине сцены прямо на полу разместился маленький оркестрик - десять музыкантов со своими инструментами. Декораций никаких. Освещение тусклое, серо-белое."Зима". Танцпьеса как будто статична. Но неподвижность эта мнимая. Действие развивается не в пространстве, а во времени. Танец (восемь танцовщиков в традиционной крестьянской одежде - штаны и короткие кимоно) состоит всего лишь из одного движения - легкого покачивания,"переминания" с ноги на ногу,"маятника". Никакого напряжения мышц, движения раскованны, естественны - так расслабляются, отдыхая.

"Весна" сделана по тому же принципу. Те же музыканты, только сменившие блеклые халаты на ярко-оранжевые. Столь же скупая лексика. Танец имитирует движения человека, сажающего рассаду: шаг вправо - наклон, шаг влево - наклон. Так движутся люди, берегущие свои силы. Танцпьесы Бердж многозначно метафоричны. Здесь и образ земли, отдыхающей "Зимой" после долгих трудов. И образ воскресения природы "Весной". Наконец, пластическое воплощение времени в его вечном движении, времени, которое не только проходит, но и стремится вперед.

Из спектаклей иностранного происхождения, в создании которых французская сторона участия не принимала, самым запоминающимся был поставленный "звездой" американского балета Твайлой Тарп. Тарп - хореограф универсальный. Она не только в совершенстве владеет всеми жанрами и стилями (ей одинаково "доступны" классический балет, модерн, джаз), но и, не являясь ревнительницей их экстерриториальности,"перемешивает" в своих постановках любые приемы, лишь бы они работали на конечный результат. Три очень разных балета, объединенных под общим названием "Тарп!", образовали нечто на редкость цельное. Сверхзадача "просматривалась" совершенно отчетливо - показать разные грани сущности человека.

"Герои". Это название явилось благодаря известному альбому Дэвида Боуи и Брайана Эно. Их мелодии и легли в основу музыки Филипа Гласса, использованной в этом балете. Здесь царствует Танец, динамичный, напряженный, головокружительно виртуозный, с потрясающе красивой, изысканной "геометрией" композиционных построений. Танцовщики работают безукоризненно, заставляя любоваться физическим совершенством человеческого тела, вызывая в воображении образы героев античной мифологии.

В "Солнечных полянах" (в основе музыкального материала - религиозные песнопения) - красота иная, красота духа. Резких ритмических сломов почти нет, движения словно переливаются одно в другое.

Завершает спектакль балет "66". 66 - номер хайвея,"всеамериканской" дороги на Запад. Карта знаменитого маршрута, воспроизведенная на заднике, и выкатывающееся в самом начале колесо сразу настраивают зрителя на соответствующий лад. Образ дороги, движения очень важен для воплощения авторского замысла. Дорога, путешествие - это и метафора, и драматургический прием, дающий возможность соединить самые разные танцевальные сюжеты, сценки - лирические, комические, эксцентрические. Встречи, расставания, внезапно завязывающиеся романы - чего только не происходит с людьми в дороге. Но Тарп предлагает ни к чему не относиться всерьез и вкусить сладость свободного бродяжничества. (Песни столь популярных в Америке 50 - 60-х годов бродячих музыкантов вам, безусловно, в этом помогут). Весь балет пронизан юмором, это настоящий каскад комических положений, причем насквозь танцевальных. Три грани, сложившись, в какой-то степени воссоздали и историю Америки - прошел тоненький "пунктир" от истоков практически до наших дней.

Что касается российского участия - "Пяти коротких танцпьес", поставленных известными французскими хореографами для воспитанниц московской Школы современного танца Николая Огрызкова, - то школьницы хорошо "написали свою контрольную работу". Курс современного танца французского образца был ими усвоен.

Современный танец прекрасно вписался в старинный город Монпелье. Эмблема фестиваля, реявшая в узких улочках между домами, совсем не воспринималась чужеродным элементом. Танцующие человечки, вытатуированные на могучей спине исполина, простершего руки над миром, - в этом можно усмотреть самонадеянность французов, предлагающих свой танец в качестве некой основополагающей платформы. А можно усмотреть и нечто иное. Иную аллегорию. Наскальный рисунок. Стремление двигаться вперед, вернувшись к истокам истоков. Декларацию права танца живописать жизнь - ту, что происходит внутри каждого из нас, внутренний мир человека. Французские хореографы заняты поиском адекватных средств выражения. Какие-то четкие критерии оценки тут едва ли возможны. Что, разумеется, вовсе не означает, что цель (довольно абстрактная) может оправдать любые средства. Можно выйти к зрителю, а остаться наедине с собой. Как иной раз и случалось. Но в целом - было интересно.

Также в рубрике:

"МОНПЕЛЬЕ-ДАНС"-97

ПРЕМЬЕРА

ФЕСТИВАЛЬ

МУЗЕЙ

ВЕРСИИ

ЮБИЛЕЙ

РОК-ПОДВАЛ

КУРЬЕЗЫ

НАШИ ЗА ГРАНИЦЕЙ

ВСЕ ОБО ВСЕМ

ПЕРСОНАЛИИ

© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;