Главная | Форум | Партнеры

Культура Портал - Все проходит, культура остается!
КиноКартина

ГазетаКультура

МелоМания

МизанСцена

СуперОбложка

Акции

АртеФакт

Газета "Культура"

№ 16 (7424) 22 - 28 апреля 2004г.

Рубрики раздела

Архив

2011 год
№1№2№3
№4№5№6
№7№8№9
№10№11№12
№13№14№15
№16№17№18
№19№20№21
№22№23№24
№25№26№27-28
№29-30№31№32
№33№34№35
№36№37№38
№39    
2010 год
2009 год
2008 год
2007 год
2006 год
2005 год
2004 год
2003 год
2002 год
2001 год
2000 год
1999 год
1998 год
1997 год

Счётчики

TopList
Rambler's Top100

История

Юрьев день

Князь Юрий Звенигородский - человек эпохи Возрождения и последний паладин Древней Руси

Иван КРЫЛОВ


П.Чистяков. "Софья Витовтовна срывает с Василия Косого пояс Дмитрия Донского". 1861 г.

В одном из залов Русского музея выставлена картина художника Павла Чистякова "Софья Витовтовна срывает с Василия Косого пояс Дмитрия Донского". Сегодня мало кто из посетителей музея сможет объяснить, что за сюжет принес молодому живописцу в 1861 году Большую золотую медаль Академии искусств и право на стажировку в Италии. А ведь изображенный на полотне момент был для России поистине судьбоносным.

Между молотом и наковальней

Начало XV века - страшное время на Руси, более полутора веков находившейся под властью Золотой Орды. Эти годы были "временем всеобщего упадка, временем узких чувств и мелких интересов, мелких, ничтожных характеров", - писал В.О.Ключевский. Но были и другие люди - решительные, смелые, которых Л.Н.Гумилев называл пассионариями.

Таким человеком был Юрий (Георгий) Дмитриевич Звенигородский, сын Дмитрия Донского и на короткий период - всего на несколько месяцев - великий московский князь.

В Европе уже пятьдесят лет длилась Столетняя война, в Англии престолом завладели Ланкастеры, турки разгромили сербов на Косовом поле. На Руси 15 августа 1389 года ордынский посол Шихмат венчает Василия I Дмитриевича на великое княжение в Успенском соборе Владимира. В следующем году Москва торжественно празднует его свадьбу с литовской княжной Софией Витовтовной.

Рождественский собор в Звенигороде

Этот брак был вынужденным. В юности Василий четыре года провел в ордынском плену. Когда княжич достиг совершеннолетия, доброхоты помогли бежать ему из Орды в Молдавию, а затем в Литву, где княжич был пленен великим князем литовским Витовтом. Витовт поставил условием освобождения наследника московского престола его женитьбу на своей дочери Софии, и Василий вынужден был согласиться.

Старший сын Дмитрия Донского не унаследовал талантов и славы отца. Осмотрительность и осторожность - вот слова, полностью описывающие все 36-летнее княжение Василия I. Оставаясь татарским улусом, Русь при нем оказалась втянутой в орбиту литовского влияния.

Витовт был одержим идеей объединения Восточной Европы в единое государство под своей властью. Он овладел в 1395 году Смоленском, в 1406 году - псковским городом Коложем. Захватив Ржев и Великие Луки, властвуя с одной стороны от псковских границ до Молдавии, с другой - до берегов Оки и Днепра, Витовт господствовал во всей Южной Руси. В 1395 году Витовт и Тохтамыш решили разделить между собой Московскую Русь.

А.Рублев. Спас Вседержитель. Начало XV в.

Незадолго до этого Литва и Польша подписали договор о вступлении в унию. В новом государстве православные оказались людьми "второго сорта": они лишались права быть шляхтой, членами сейма, государственными служащими. А в Москве зять Витовта и не думал вступаться за своих единоверцев.

Завещание Донского

Семейная жизнь Василия I была омрачена смертями детей. В детском возрасте умерли Юрий, Даниил и Семен, в 1417 году скончался Иван Васильевич, достигший 21 года. Василий, пятый сын великого князя, родился 10 марта 1415 года. В 1417 году в духовной грамоте (завещании) Василий I в качестве наследника престола назвал "пеленочника" Василия, которому едва исполнилось два года. Рукою великого князя водила София Витовтовна, опасавшаяся утратить престол после смерти мужа. Однако Софию в Москве не любили за скверный характер и властолюбие. Поэтому когда власти потребовали принести присягу княжичу Василию, брат великого князя Юрий Дмитриевич отказался это сделать.

Дело в том, что именно Юрий должен был стать следующим московским государем.

Порядок наследования на Руси был утвержден еще Ярославом Мудрым. Согласно ему, престол наследовал старший в роде - то есть дядя имел преимущество перед племянником.

Кроме того, Юрий опирался на завещание Дмитрия Донского: "А по грехом, отьимет Бог сына моего, князя Василья, а хто под тем сын мой, ино тому сыну моему княж Васильев удел". Следующим по старшинству после Василия был Юрий, всего тремя годами моложе великого князя.

На стороне Юрия была традиция: когда после смерти московского князя Юрия Даниловича в 1325 году престол перешел к младшему брату - знаменитому Ивану Калите, в следующем поколении Иван Иванович Красный после кончины старшего брата Симеона Гордого получил великое владимирское княжение.

Крестник святого Сергия

Он родился 26 ноября 1374 году в Переяславле-Залесском и был тогда же окрещен. Крестным Юрия выступил сам Сергий Радонежский. Видимо, святой подвижник Земли Русской принимал активное участие в духовном воспитании юного князя. Именно ему Юрий обязан теми качествами характера, которые так пригодились ему в дальнейшем: твердостью убеждений, умением отстаивать свою позицию и в то же время прощать личные обиды во имя общей цели.

Никаких сведений о внешности Юрия летописи не сохранили, однако воображение рисует образ "последнего паладина Древней Руси": крепкого, отличающегося огромной физической силой, царственной осанкой, властным взглядом. Подобно своему отцу Юрий был харизматической личностью. Он гордился тем, что был сыном Дмитрия Донского. Честолюбивый политик и "крепкий хозяйственник", Юрий во всем соперничал со своим старшим братом. И в первую очередь - в воинских подвигах. Князь Юрий снискал славу доблестного воеводы. В 1392 году он был послан с ратью на Торжок. В 1414 году войска Юрия "воюют" Среднюю Волгу. В 1417 году Юрий участвовал в походе на Великий Новгород.

Однако наиболее значительным стал поход 1399 года на Булгарию.

Момент для нападения был выбран филигранно. В 1395 году Тимур стер с лица земли столицу Орды Сарай. В 1399 году ставленник "железного хромца" Едигей разбил на реке Ворскле литовскую армию. Потери литовцев были колоссальными, но и Орда оказалась обескровленной. Чем Юрий и воспользовался.

В 1376 году Дмитрий Донской уже предпринимал поход на Булгарию. И... не отважился штурмовать хорошо укрепленные крепости, вооруженные артиллерией. Юрий решился. Звенигородская рать взяла и разгромила важнейшие города "татарской земли" - Великие Болгары, Жукотин, Казань, Керменчук, Кашан. Жукотин и Керменчук так никогда и не восстановились.

После успешной трехмесячной кампании Юрий "възратися с великою победой и с многою корыстью в Землю Русскую". "Никто и не помнит, чтобы так далеко воевали землю татарскую", - восхищался летописец.

Вернувшись из похода, Юрий женился на Анастасии, дочери смоленского князя Юрия Святославича. В те времена браки чаще всего были династическими. Женитьба звенигородского князя помогает понять его геополитические ориентиры. Смоленском долгое время пытался овладеть Витовт. Получив вместе с рукой Анастасии права на обладание княжеством, Юрий бросил вызов могущественному литовскому монарху.

Но политика политикой, а брак Юрия и Анастасии (длившийся почти четверть века) был счастливым. У них родились три сына: Василий (получивший впоследствии прозвище Косой), Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный (Красивый).

В поисках новой столицы

Есть люди, жизнь которых воплощается в вечные творения. Памятником Юрию Дмитриевичу стал Звенигород, который он мечтал превратить из удельного захолустья в политическую и религиозную столицу Руси.

Время основания города в точности не известно. В XVIII века на запрос из Петербурга о дате его возникновения последовал ответ, что "город Звенигород строением в котором году начат и совершен, за погорением в 1723 году звенигородской канцелярии не отыскано". Но археологические находки говорят о том, что уже в XII веке Звенигород жил торговлей и ремеслами.

В 1389 году Дмитрий Донской отдает Звенигород вместе с Галичем пятнадцатилетнему Юрию. Кроме этих двух городов, Юрий владеет Рузой и Вяткой. Получив удел, Юрий устраивается здесь на постоянное жительство, переезжая со своим двором и семейством, и правит почти четыре десятилетия.

Первой заботой князя стало укрепление своей столицы. На крутом берегу Москвы-реки, на холме, окруженном глубокими оврагами, он строит мощную крепость. Строительство каменного кремля по тем временам было делом дорогим. Юрий был вынужден довольствоваться деревянной крепостью. Однако кремль окружал мощный восьмиметровый вал. Внешняя сторона вала была покрыта глиной. Подобную крутую (до 70 градусов) наклонную плоскость достаточно было слегка полить сверху водой, чтобы сделать неприступной. Вал венчали мощные стены с башнями и бойницами.

В 1395 году в самом центре кремля князь строит золотоверхий терем-дворец и возводит великолепный белокаменный Успенский храм - один из немногих сохранившихся до наших дней памятников русского зодчества XIV века. Собор расписывал величайший русский иконописец Андрей Рублев.

Юрий решил вдохнуть жизнь в красивейшую легенду о названии своей столицы: Звенигород якобы своим звоном давал знать Москве о приближении опасности. Но ведь колокола на Руси в то время были редкостью! В повседневной жизни использовали металлические бруски - била. Юрий в Звенигороде построил надвратную звонницу-колокольню, что по тем временам было роскошью.

А в 1400 году он начинает чекан своей монеты... с именем давно умершего хана Узбека (1313 - 1341). Очевидно, что Юрий считал себя наследником ордынских ханов. Узбек же был самым великим из них: при нем Золотая Орда была на вершине могущества.

Кстати, о деньгах. Юрий не отличался бережливостью, предпочитая деньги тратить, дарить своих людей, делать богатые вклады в монастыри. После смерти он оставил своим сыновьям "...три иконы, окованные золотом, три пояса и блюдо большое двухколечное". И все.

"Русский Медичи"

Ученые до сих пор спорят, было ли Возрождение на Руси. Между тем в 70 километрах от Москвы существовал город, который с полным правом можно было сравнить с Флоренцией эпохи Лоренцо Великолепного Медичи. Юрий Дмитриевич звенигородский покровительствовал искусствам: много занимался строительством, привечал иконописцев и книжников. Князь был образованным человеком. Княжеская библиотека не уцелела в пожарах междоусобиц. Но можно предположить, что в ней хранились шедевры древнерусской литературы - "Задонщина" рязанца Софрония, написанная в начале XV века, и многие другие, до нас не дошедшие...

...В 1918 году экспедиция, организованная Игорем Грабарем, обнаружила в Звенигороде три иконы из деисусного чина: "Спас", "Архангел Михаил" и "Апостол Павел", выполненные Андреем Рублевым в 1410-х годах. Лик Иисуса Христа, настоящий "русский Спас", свидетельствует об идеале человека того времени. Он лишен аскетической суровости образов XIV века. Человечность, спокойная мудрость заключается в образе апостола Павла, а юношески нежный облик архангела Михаила исполнен глубокого поэтического очарования. Пожалуй, нигде дарование Андрея Рублева не выявилось с такой силой, как в этих иконах. "Фигуры Звенигородского чина покоряют редким сочетанием изящества и силы, мягкости и твердости, но больше всего своей безграничной добротой", - писал М.В.Алпатов.

Вот как рассказывает летописец: "Услышал князь Юрий Звенигородский об иконах Андреева письма и восхотел у себя в Звенигороде собор Святого Успения украсить благодатными образами. И пришел преподобный Андрей, сей чудный смиренный старец, и поклонился князю, и, по благословению святого Саввы игумена, написал Деисус для соборной церкви и другие многие иконы. И в сем Деисусе красоту совершенную явил в образе Спасове и иных. Таковых же образов не бывало до того времени".

Духовный лидер оппозиции

Мировоззрение человека Древней Руси не допускало политического лидерства без духовного авторитета. Руководители церкви мирили князей. Сергий Радонежский стал духовным лидером сопротивления татарскому игу.

В своих претензиях на московский престол Юрий Звенигородский заручился поддержкой другого святого Земли Русской...

Савва был любимым учеником Сергия. Сразу после его кончины в 1391 году иноки Троицкой пустыни избрали Савву своим игуменом. Однако с московскими властями тот не ужился, и Юрий Звенигородский поспешил... подарить старцу гору Сторожу с окрестными землями. В 1398 году Савва поселился здесь в небольшой пещере, скрытой в лесу. На поляне он выстроил маленькую бревенчатую церковь, где и служил каждый день. Но остаться в уединении Савве было не суждено. На гору стали собираться иноки и ученики, желающие строгой жизни, и старец снова был избран игуменом. Так был основан монастырь, получивший название Саввино-Сторожевского.

А вскоре Савва ввязался в большую политику. Перед походом Юрия Дмитриевича на Булгарию в 1399 году Савва дал добро на операцию, которую позднее назвали пророчеством: "Возвратишься с победой, побив врагов многих". В обители участвовали в разработке похода, изучали агентурные сведения, анализировали расклад сил. Князь не остался в долгу: в 1405 - 1407 годах в монастыре строится каменный Рождественский собор. Это был неслыханный подарок: даже в Троице-Сергиевой лавре еще не было каменного храма, его построят только в 1423 году, кстати, тоже на средства князя Юрия и в подражание звенигородскому.

...Интересно, что после смерти Саввы князь Юрий Дмитриевич предпринял попытку наладить отношения с Кириллом, основателем Кирилло-Белозерского монастыря (он, как и Савва, был учеником Сергия Радонежского, как и Савва, впоследствии был канонизирован). Осторожный Кирилл отказался сотрудничать с Юрием, хотя, по некоторым данным, был на его стороне в грядущем династическом конфликте.

Начало войны

27 февраля 1425 года в Москве скончался Василий I, номинально передав верховную власть девятилетнему сыну Василию. Существует версия, что великий князь оставил завещание в пользу Юрия. София Витовтовна уничтожила его, составив новое. Зачем ей это было нужно? В своих "Записках о Московии" австрийский посол Сигизмунд Герберштейн писал: "Василий Дмитриевич не любил своего единственного сына Василия, так как подозревал в прелюбодеянии свою жену, от которой тот родился, поэтому, умирая, оставил великое княжение Московское не сыну, а брату своему, Юрию, но большинство бояр примкнуло все же к сыну".

Герберштейн посетил Россию в 1517 году - почти через сто лет после описываемых событий. Их участники давно отошли в лучший мир. Поэтому сам факт существования подобных слухов свидетельствовал о том, что слухи опирались на какие-то реальные факты. Какие? Этого мы, видимо, уже никогда не узнаем.

Официально же правительство возглавил митрополит Фотий, грек по происхождению, присланный константинопольским патриархом в Москву в 1409 году. Властолюбивый иерарх отнюдь не был затворником-молельником. Есть версия, что именно он был "автором" знаменитой Шапки Мономаха, он приказал изготовить ее в митрополичьих мастерских и придумал легенду о том, что византийский император Константин Мономах послал ее в дар Владимиру Святому в 988 году. Этот-то венец (кстати, больше похожий на татарский головной убор) и предназначался для венчания на великое княжение Василия II.

...В ночь на 27 февраля Фотий послал в Звенигород своего боярина Акинфа Ослебятева звать Юрия в Москву. Прекрасно понимая законность его прав на московский престол, митрополит стремился заманить Юрия в ловушку. Власти действуют так четко и слаженно, что закрадывается сомнение: не стала ли смерть великого князя одним из элементов тайного плана?

Узнав о кончине брата, Юрий готовится выехать в Москву. Однако затем получает чье-то предостережение. Он меняет маршрут и направляется во вторую удельную столицу - затерянный в лесах Галич-Костромской, где начинает собирать ратных людей. Впрочем, с объявлением войны не торопится. Более того, заключает перемирие с Москвой. Видимо, Юрий считал, что открытое военное выступление есть посягательство на святая святых московского дома - единомыслие. Кредо, которое сформулировал еще князь Симеон Гордый: "Братья, приказываю вам заодин жити. А лихих людей не слушайте, которые начнут вас натравливать друг на друга".

В июне 1425 года в Галич выехал митрополит Фотий, которого Витовт и София Витовтовна уполномочили любыми способами склонить звенигородского князя к повиновению. Юрий Дмитриевич собрал людей из своих вотчин и расположил их на загородней горе, по которой должен был проехать митрополит. Таким образом, Юрий хотел показать, что у него имеются значительные силы для войны с Москвой. Фотий посмотрел на толпу народа и обратился к Юрию: "...сыну, не видах столико народа в овечих шерстех, все бо бяху в сермягах". Давая тем знать, что люди, одетые в сермяги, плохие ратники, пишет С.М.Соловьев. Однако язвительный византиец оказался плохим пророком: ополчение Юрия всегда (!) выходило победителем в столкновениях с профессиональной великокняжеской дружиной Василия.

Зимой 1427 года София едет в Литву к отцу. В письме к ливонскому магистру Витовт писал: "Великая княгиня московская недавно была у нас и вместе со своим сыном, землями и людьми отдались под нашу защиту". Литовские войска вторглись на русские земли. Только под угрозой иноземной оккупации Юрий в 1428 году был вынужден признать отрока Василия своим "старшим братом".

Патриот или мятежник?

В исторических сочинениях Юрий Дмитриевич почти всегда изображается как мятежник и злодей. Но надо учитывать, что официальное летописание на Руси началось почти одновременно с завоеванием Царьграда турками (1453 год). Другими словами, мы не имеем надежных источников по истории России для более ранних времен. И еще: летописи писались победившими врагами Юрия, которым необходимо было очернить его в глазах потомков.

Есть ощущение, что Юрия обвиняли как раз в тех прегрешениях, в которых были повинны сами московские власти. Действительно, не Юрий, а Василий II продлил ордынское иго более чем на 50 лет (исправно платил дань, раболепствовал перед ханами). Именно княгиня София, по сути дела, отдала своему отцу Витовту Русь. И не его вина, что тот не смог воспользоваться столь щедрым подарком.

Что же творилось в это время в Литве? В 1429 году великий литовский князь Витовт объявил о своем предстоящем венчании короной Литовско-Русского королевства. Корону и соответствующий диплом обещал прислать император Сигизмунд. В то время получение короны от императора Священной Римской империи имело символическое значение. Торжественная церемония была намечена на праздник Успения Богородицы (8 сентября 1429 года) в Вильне. Были приглашены соседние государи, в том числе и великий князь московский Василий I. Это приглашение должно было юридически закрепить подчиненное положение Московии по отношению к Литовско-Русскому королевству.

Однако судьба Русь хранила: польские вельможи, опасавшиеся отделения Литвы от Польши, перехватили послов, которые везли Витовту корону. Витовт не пережил горя - 27 октября 1430 года он скончался.

Преемником Витовта стал Свидригайло Ольгердович, побратим Юрия и его свояк по жене. После смерти Витовта, повествует летопись, Юрий "разверже" союз с Василием II и отослал в Москву текст договора 1428 года. В подлиннике была тогда же сделана помета: "А сю грамоту князю великому прислал (со) складною вместе князь Юрьи, к орде ида". Теперь все зависело от того, кто первый успеет доказать свою преданность Орде.

Ханский ярлык

Впрочем, московские власти ничем не рисковали. Звенигородский князь не имел поддержки в Орде - по принятому уговору удельный князь не мог непосредственно сноситься с ней ("знать Орду", по выражению того времени), посылая дань через великого князя. Кроме того, татарским мурзам были прекрасно известны антиордынские настроения Юрия. Центральная власть пользовалась этим обстоятельством, неоднократно подстрекая татар напасть на его владения.

...Первым в середине августа 1431 года в Орду отправился великий князь Василий Васильевич, как отмечает летопись, "со многими дары", через три недели вслед за ним из своего стольного города выехал и Юрий.

Руководителем московского посольства София Витовтовна выбрала боярина Ивана Всеволожского, потомка смоленских князей. Он был женат на внучке московского тысяцкого (сейчас бы сказали - градоначальника) Василия Вельяминова. Одну из своих дочерей Всеволожский выдал за князя Юрия Тверского, другую - за удельного князя Андрея Радонежского, третью сватал Василию II.

В Орде у Василия нашелся влиятельный покровитель - московский даруга (уполномоченный по налогам) хан Минбулат, который оказал князю "честь великую". Юрию же "были безчестье и истома". Другими словами, удельного князя держали в тюрьме. За Юрия вступился другой ордынский вельможа Тегиня из рода Ширинов. Он "силою" забрал его от Минбулата и бежал вместе с ним в Крым, где провел всю зиму. Все это время московское посольство не сидело сложа руки. Иван Всеволожский провел большую "работу" среди ордынской аристократии. Особым влиянием здесь пользовался хан Айдар, которому боярин сумел внушить мысль, что в случае передачи ярлыка Юрию влияние Тегини возрастет, "а вас что тогда будет?". Весной 1432 года Тегиня и Юрий вернулись из Крыма. Они были предупреждены верными людьми о решении хана, но Юрий решил идти до конца. Перед ханом он отстаивал свои права на основании завещания Дмитрия Донского. Иван Всеволожский, согласно летописям, ссылкой на волю хана сумел повернуть дело в свою пользу: "Князь Юрий Дмитриевич хочет взяти великое княжение по мертвой грамоте отца своего, а не по твоему жалованию; а ты волен в своем улусе, кого восхощеш жаловати на твоей воле...". Хитрый царедворец как бы невзначай заметил, что Василий уже который год сидит на престоле и исправно выплачивает дань "тебе, своему государю".

Это решило исход дела. Улуг-Мухаммед отдал ярлык Василию.

В знак покорности Юрий должен был публично "конь повести" под племянником. По средневековым понятиям это было унижением. Звенигородский князь наотрез отказался выступить в роли стремянного у Василия. Неповиновение грозило Юрию смертью: все еще помнили страшную казнь в Орде князей Михаила и Александра тверских. Однако мужество Юрия произвело впечатление на Улуг-Мухаммеда. Он не только отменил процедуру "покаяния" Юрия, но и дал ему в качестве компенсации за моральные издержки город Дмитров.

Измена Всеволожского

Чтобы подкупить ордынцев, Иван Всеволожский влез в огромные долги, которые пришлось отдавать с процентами. Боярин навлек на свою голову общее негодование, и ему пришлось прибегнуть к "пиару", чтобы восстановить свое доброе имя и славу семьи. После смерти своего зятя князя Андрея Радонежского Всеволожский стал опекуном его княжества. По-видимому, не позднее 1432 года монахи Троице-Сергиева монастыря, располагавшегося на его землях, составили "Сказание о Мамаевом побоище", которое прославляло отца правителя. Дмитрий Донской якобы вверил передовой полк "князьям" Дмитрию и Владимиру Всеволожским, которые храбро атаковали татар в самом начале битвы. Сочинение призвано было доказать, что сын героя Куликовской битвы не может быть пособником Орды.

...Несмотря на решение хана о передаче Дмитрова Юрию, в Москве его выполнять не спешили, а когда Юрий направил туда своих наместников, "князь великий взял Дмитров за себя и наместников сослал, а иных поимал".

С этого времени Юрий начинает активно готовиться к открытой борьбе против племянника. К этому его подталкивал не кто иной, как Иван Дмитриевич Всеволожский! Боярин рассчитывал на то, что в благодарность за дипломатическую активность в Сарае Василий (как обещал в Орде) женится на его младшей дочери. Но, возвратившись в Москву, великий князь обручился с княжной Марией, внучкой Владимира Андреевича Серпуховского, героя Куликовской битвы. Обиженный Иван Всеволожский отъехал к Юрию Звенигородскому. Конечно, главный виновник неудачи Юрия в Орде, боярин не мог рассчитывать на хороший прием в Галиче. Однако перед тем как бить челом удельному князю, Всеволожский встретился с угличским князем Константином Дмитриевичем и князем тверским Борисом Александровичем. Поскольку Всеволожский не угодил в темницу, вероятно, он привез Юрию грамоты от князей с обещаниями поддержать поход на Москву.

Нужен был только формальный повод для войны. Вскоре он нашелся.

История с золотым поясом

Разрыв произошел на свадебном пиру Василия Васильевича 8 февраля 1433 года в Москве.

И причиной его стал "спор из-за пояса". По легенде, в 1366 году князь Дмитрий Константинович суздальский в приданое за своей дочерью Евдокией дал Дмитрию Донскому золотой пояс, украшенный драгоценными камнями. Ранее на другой дочери суздальского князя Марии женился сын московского тысяцкого Николай Вельяминов и тоже получил в подарок золотой пояс, но значительно беднее того, что подарили великому князю. Когда Дмитрий Иванович играл свадьбу в Коломне, тысяцкий, распоряжавшийся свадебным церемониалом, якобы, тайно заменил пояса: богатый - сыну, победнее - великому князю. В свою очередь Николай Вельяминов отдал пояс боярину Ивану Всеволожскому за своей дочерью. Иван Дмитриевич подарил его своему зятю князю Андрею Радонежскому, а от него в 1431 году пояс попал к князю Василию Косому, сыну Юрия Дмитриевича, получившего его за дочерью князя Андрея.

И только во время свадебного застолья московские бояре вдруг "узнали" на Василии Косом пропажу почти семидесятилетней давности. София Витовтовна собственноручно сорвала с Василия Юрьевича драгоценность. Даже московские летописцы понимали, что имеют дело с явной нелепостью, почему и прибавляли: "Се же пишем того ради, понеже много зла с того ся почало". Это было неслыханное оскорбление, которое, по средневековым понятиям, могло быть смыто только кровью. Василий Косой и Дмитрий Шемяка немедленно покинули свадьбу: "И с того князь Василей и князь Дмитрей, раззлобивъшеся, побегоша с Москвы к отцу в Галич". Юрий был уже давно готов к войне. В начале весны 1433 года он быстрым походным маршем направился к Москве.

Московские власти проспали неприятеля. О начале войны в Кремле узнали только тогда, когда войско Юрия подошло к Переяславлю-Залесскому. Искусная в дворцовых интригах София Витовтовна оказала своему сыну последнюю услугу: в обстановке, когда московская знать стала говорить, что следует открыть Юрию ворота и возвести его на престол, она железной рукой подавила сопротивление и собрала рать. Воинский дух поднимали обычным способом: "многие пьяны бяху, и с собою мед везяху, чтобы питии еще", - свидетельствует Никоновская летопись.

25 апреля Василий встретил Юрия в двадцати километрах от города - на Клязьме. Сражение длилось недолго. Железные рати галичан буквально растоптали московское войско. Не дожидаясь итога сражения, Василий бежал, захватив только свою мать и молодую жену. Город, имевший мощную каменную крепость, можно было оборонять. Но Василий, видимо, уже не доверял своим боярам. Из охваченной смятением Москвы он направился в Тверь, не получив там убежища, бежал в Кострому, где и был схвачен.

На великом престоле

По счету московских князей Юрий Дмитриевич должен был именоваться Юрием II (Юрием I считали сына первого московского князя Даниила). Если же вести нумерацию от Владимира Мономаха, то имя святого Георгия носили князья Юрий Долгорукий и Юрий Всеволодович, в 1238 году возглавивший борьбу русского народа с монгольскими ордами и погибший в битве на Сити. Мало кто знает, что Ярослав Мудрый, крестившись, принял имя Георгий и сделал много для почитания этого святого на Руси.

...Москва сдалась Юрию без боя. Но победа оказалась весьма призрачной. Юрий не сумел сплотить элиту. Впрочем, может быть, ему просто не хватило времени для того, чтобы найти общий язык с московскими боярскими кланами, не сумел сохранить ту сложную систему "сдержек и противовесов" в великокняжеском совете, которая складывалась десятилетиями и обеспечивала правителю лояльность правящего клана.

Новый государь стремился показать всем, что будет управлять страной, следуя закону. Отец Василия II получил от Дмитрия Донского в удел Коломну. Следовательно, победив Василия II, нужно было по справедливости отдать ему эти земли.

Против этого решения протестовали многие московские бояре, принявшие сторону Юрия. Иван Всеволожский требовал смерти свергнутого великого князя. Однако Юрий Дмитриевич прислушался к мнению своего любимца, боярина Семена Федоровича Морозова, возглавлявшего удельную думу, который считал конфликт разрешенным. Великий князь дал прощальный пир племяннику, богато одарил и отправил в Коломну со всеми его боярами.

Несомненно, это было ошибкой. Коломна считалась самым богатым уделом в Московском княжестве. У Василия появилась возможность быстро собрать новую рать. Коломна стала местом сбора всех недовольных. Московские бояре и слуги, люди, по выражению летописца, "от мала и до велика" начали отказываться от Юрия и отъезжать к Василию.

Наконец, еще одной проблемой, с которой столкнулся Юрий Дмитриевич, было ярко выраженное недовольство Орды. Возможно, именно Орда повлияла на то, чтобы Василию дали в удел Коломну, город, ближайший к улусу Джучиеву. И возможно, одним из ордынских "агентов влияния" оказался боярин Морозов.

Во всяком случае, сыновья Юрия думали именно так. Летопись сохранила подробности "разборок".

Ссоры привели к кровопролитию. В "набережных сенях" кремлевского дворца Дмитрий Шемяка и Василий Косой убили Морозова. Боясь гнева великого князя, княжичи тотчас покинули Москву. По-видимому, после убийства главы великокняжеского совета началось повальное бегство служилых людей из Москвы. Раздор в удельной семье и отъезд московской верхушки привели к беспрецедентному поступку: Юрий добровольно передал власть только что свергнутому племяннику и снова возвратился в свой удел.

"Чудо о змие"

Однако Юрий не погасил тлеющие угли гражданской войны. Снова оказавшись в Москве, Василий принялся мстить за перенесенное унижение. Первым пострадал Иван Всеволожский. Хитроумного боярина ослепили, а имущество конфисковали.

Второй удар был нанесен по сыновьям Юрия. Московский боярин Юрий Патрикеев получил приказ схватить мятежных братьев, но действовал столь неумело, что московская рать была разбита, а сам воевода попал в плен.

Одержав победу, Косой и Шемяка послали гонца к Юрию с предложением: "Отче, поиди на княжение". Однако князь не простил сыновьям их предательства и отказался "взяти княжение под Василием Васильевичем". Чашу его терпения переполнило нападение войска Василия II на Галич. Город был сожжен, а князь вернулся с огромным полоном, "много зла сотворив земле тои".

Возвратившись в Галич после ухода великокняжеской рати, Юрий послал за сыновьями. Весной противники встретились между Ростовом и Переяславлем. На стороне Василия оказался только один союзник - князь Иван Можайский, который в решительную минуту переметнулся. Армия Василия была разгромлена. Неделю простоял Юрий под Москвой, и 1 апреля 1434 года бояре открыли крепостные ворота. В городе звенигородский князь захватил не только великокняжескую казну, но также мать и жену Василия.

Совершив свое второе пришествие во власть, Юрий попытался подчеркнуть, что пришел всерьез и надолго. Он начал с того, что стал чеканить монету с изображением своего небесного патрона Георгия Победоносца, поражающего копьем змея, олицетворяющего Орду. На Руси эту сцену называли "Чудо Георгия о змие". С легкой руки Юрия II изображение Георгия стало гербом Москвы.

Юрий не повторил свою ошибку и отказался предоставить удел низложенному Василию II. Не получив никакой поддержки на Руси, тот решил бежать в Орду, чтобы просить там военной помощи.

И вдруг... 5 июня 1434 года Юрий Дмитриевич внезапно умирает, процарствовав всего два месяца.

По Москве ходили слухи, что внезапная смерть Юрия - "заслуга" Софии Витовтовны, которая собственноручно приготовила яд для брата покойного мужа. (Столь простой и легкий способ освобождения от противников широко практиковался в те времена практически при всех королевских дворах Европы. Можно припомнить, что через двадцать лет продолживший борьбу с Василием II сын Юрия Дмитрий Шемяка скончается, отравленный агентами московского князя, которые дали ему яд "в курятине".)

Смерть Юрия означала, что по закону о престолонаследии власть снова должна перейти к Василию II (младшие братья Юрия уже умерли). Абсурд? Но для бывшего звенигородского князя принципы были превыше всего. В завещании он прямо говорит о возвращении великого княжения своему недавнему врагу.

Но с этим решением не согласились уже сыновья Юрия. Старший из них, Василий Косой, объявил о своем вокняжении. Феодальная война набирала обороты...

Что, если бы...

История, как известно, не знает сослагательного наклонения. Но попытаемся на минуту представить, куда могла повернуться история Руси, если бы 27 февраля 1425 года на московский престол взошел Юрий Дмитриевич.

Страна не страдает от 25-летней междоусобной войны, которая принесла неисчислимые беды. У власти оказывается умный и целеустремленный Юрий, а не Василий, которого называли полным ничтожеством. Кстати, прозвище Темный, данное ему по случаю увечья, - князя ослепили Дмитрий Шемяка и Иван Можайский, в русских летописях звучит как проклятье!

На несколько десятков лет раньше Русь освобождается от ордынского ига. Более того, не возникает пресловутый "казанский вопрос", поскольку Казань все еще лежит в руинах после похода Юрия на Булгарию. В реальной истории возродит Казанское ханство Улуг-Мухаммед, которому помогла отстроить Казань и превратить ее в мощное государство усобица на Руси.

В Литве правит великий князь Свидригайло. Ему удалось повести за собой представителей православной русской знати и овладеть большей частью Великого княжества Литовского. В реальной истории Свидригайло не удержал власть, был разбит поляками и умер в 1454 году "всего лишь" князем волынским. А ведь в случае его удачи вполне могло возникнуть Великое княжество Русское, со столицей в Полоцке, способное в перспективе образовать с Великим княжеством Московским единое государство.

Наконец, при Юрии II на Руси устанавливаются более демократические порядки управления. Как известно, Юрий Дмитриевич и его сыновья опирались на поддержку русского Севера, известного своими демократическими общинными традициями. И война XV века во многом была противоборством старых традиций народовластия и новых веяний, укрепляющих великокняжескую власть. После коронации Юрия II в некоторых городах могло быть введено магдебургское право. В других городах, таких, как добровольно присоединившийся к Москве Псков, надолго могли сохраниться прежние вечевые институты. Да и присоединение Новгорода проходит куда менее сурово, нежели это было сделано в реальной истории.

Подытожим: уже в первой трети XV века могла возникнуть мощная восточнославянская держава, объединяющая земли бывшей Древней Руси. Лучше это было бы или хуже? История вообще, как правило, не знает таких понятий.

Также в рубрике:

ИСТОРИЯ

  • Юрьев день
    Князь Юрий Звенигородский - человек эпохи Возрождения и последний паладин Древней Руси
Главная АнтиКвар КиноКартина ГазетаКультура МелоМания МирВеры МизанСцена СуперОбложка Акции АртеФакт
© 2001-2010. Газета "Культура" - все права защищены.
Любое использование материалов возможно только с письменного согласия редактора портала.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Эл № 77-4387 от 22.02.2001

Сайт Юлии Лавряшиной;